Сайт Лотоса » на главную страницу
домойFacebookTwitter

лепестки фраз из книги прошлых жизней

Размещаем собственные творческие изыски лаконичных форм: стихи, рассказы, хайку, эссе и другое подобное. Стараемся вкладывать Ценное, а не просто графоманить в надежде на случайную похвалу.

Модераторы: Крокозябра, Тюлька

лунный ветер
Активный участник
 
Сообщения: 15349
Благодарности: 12059 | 12136
Профиль  

 

Изображение


Добавлено спустя 28 минут 48 секунд:
Ценность
синхроничности заключена в том что она способна связать нас с
порождающим значения, универсальным и интуитивно известным
нам принципом жизни, благодаря которому мы можем следовать по
«пути сердца», то есть испытать Дао — жизнь в гармонии со вселенной.

Жан Шинода Болен. «Психология и Дао»



Добавлено спустя 5 минут 54 секунды:
Изображение
02 авг 2018, 19:30  ·  URL сообщения

лунный ветер
Активный участник
 
Сообщения: 15349
Благодарности: 12059 | 12136
Профиль  

 

Изображение
03 авг 2018, 21:07  ·  URL сообщения

лунный ветер
Активный участник
 
Сообщения: 15349
Благодарности: 12059 | 12136
Профиль  

 

Я пролился, как вода…
Псалтирь, 21:15
Воспоминания – это, наверное, и есть та
глина, из которой лепится человек. Иные из
них впечатываются в память навечно, иные
выветриваются так же, как выветривается дым
с места пожарища – за несколько дней. А некоторые,
подчас самые значимые, рушатся тут
же.
Нет, они не исчезают – они именно рушатся:
их настырные отголоски живут внутри,
дают о себе знать во снах или мимолетных видениях,
но в целостную картину не складываются.
Тогда приходится прибегать к особым
средствам: прикасаться к старым вещам, искать
знакомые запахи, наконец, вести записи,
пытаясь восстановить чётко определённую последовательность
деталей.
Я, пожалуй, оттого и сел писать, что мне
захотелось непременно вспомнить одну историю.
Верите ли, всего только год прошёл, а я
начал постепенно забывать, пусть и не сами
события, но дух их – настроение, витавшее тогда
в воздухе, заражавшее смутной тревогой и
желанием чего-то невероятного.
Впрочем, первое, что всплывает передо
мной, стоит лишь закрыть глаза и обратиться к
памяти, довольно прозаично для здешних мест
и никакой тревоги не вызывает. Разлившаяся
от бесконечных дождей река и человек на берегу.
Я запомнил его. Он был молодой, окружённый
едва уловимым сиянием и умел творить
чудеса…
Из авторского дневника, март
Лев ПРОТАСОВ
Дым над рекой




Добавлено спустя 2 часа 19 минут 17 секунд:
Жизнь в нашей Вселенной возникла как отраже-ние творческой силы, которая служит источником всего и существует без начала и без конца. Это сила, электромагнитная по своей природе и обладающая собственным разумом и волей. Вследствие своей электромагнитной природы она проявляется в виде вибраций. Каждому существу и форме жизни соот-ветствует особая, характерная только для них вибра-ция конкретной частоты и длины волны; эта вибра-ция одновременно находит свое определение в Космическом Сознании и воплощение в материаль-ной Вселенной и при этом остается постоянной.Эта творческая сила электромагнитного характера находит связь и вступает в отношения со всеми суще-ствующими объектами при помощи феномена, элек-трохимического по своей природе (ДНК).

Мурат Яган Древнее учение Кябза




Добавлено спустя 20 часов 43 минуты 21 секунду:
phpBB [media]
08 авг 2018, 19:40  ·  URL сообщения

лунный ветер
Активный участник
 
Сообщения: 15349
Благодарности: 12059 | 12136
Профиль  

 

Но в сторону, не грустите, нам еще слишком много надо сделать и даже кое-чему научиться, хотя вы и так всезнайки и савасамы! Что такое савасам? Ну, вы даете! Все знаете сами и не знаете, как великий дедушка Ду-Ду отвечал в детстве всем этим противным взрослым, которые пытались учить его уму-разуму?! Дедушка отвечал им всем: Слава сам! А у него получалось: Савасам! Он и до сих пор так всем отвечает, только еще мудренее, почему его уже совсем никто не понимает. Но о дедушке Ду-Ду — в других сказках, сейчас я рассказываю вам об оберегах. Так вот, возвращаясь к «Инструкции по использованию оберегов», скажите, что нарушила моя птичка? Помните, как в сказке девочка обращается с куколкой-оберегом? Она ее прячет. Оберег помощи должен быть закрыт от чужих глаз. И когда его случайно находит кто-то чужой, оберег прикидывается безделушкой, да-да, конечно, мои умники, вы верно поняли, что эту способность в оберег тоже надо заложить, иначе он превратится в механическую игрушку без мозгов! Но об этом потом. Сейчас важно понять одно: ты не должен показывать оберег другим, потому что когда это делаешь ты, он не совсем волен скрыть свою суть и вынужден выдержать внутреннюю борьбу, чтобы сохранить свою силу и не раздать ее чужим людям. Если оберег сделан верно, то он как бы уходит внутрь себя, прячется, закрываясь дополнительным слоем защиты. И вот моя птичка показала оберег подружкам. Подружки, конечно, были рады, потому что обереги кажутся гораздо симпатичнее, чем в точности такие же игрушки. Ведь в них есть искорка духа, и это манит. Но оберег делал я, старый скоморох, а я делаю только верные обереги с большим сроком годности и искоркой ума. Фирма веников не вяжет, простите… но должны же

Шевцов Александр Александрович





Изображение



Центр Вселенной

В излучине бойкой, торговой реки
Открою таверну вблизи переправы.
Там вольные песни и вольные нравы.
Там ночью на пламя летят мотыльки.
Встречать прибывающих с юга купцов,
Что водят в пустынях свои караваны.
Послушать паломников в рубищах рваных –
Обугленных солнцем седых мудрецов.
Под вечер – заезжих актѐров игрой
Сполна насладиться за кружкою пенной...
И думать о том, что здесь Центр Вселенной –
На этой Земле и под этой Луной.

Ингвар ДОНСКОВ

10 авг 2018, 18:55  ·  URL сообщения

лунный ветер
Активный участник
 
Сообщения: 15349
Благодарности: 12059 | 12136
Профиль  

 

Увидеть невидимое. Королевна-2
Федор Остапенко
Ветер, несущий влажный холод и разбрасывающий по тротуарам и подворотням мусор, вперемешку с опавшими листьями, мелкие холодные капельки то ли дождя, то ли снега, оголенные платаны, каштаны и клены – ноябрь в городе у моря. Летний праздник у моря закончился как-то незаметно: он был и его уже нет – люди жили мыслями о предстоящей зиме, которая не сулила ничего хорошего в бытовом смысле слова. Говорят, что в мире наступил очередной затяжной экономический кризис...
По скользким камням старой брусчатки шли двое. Пожилой кряжистый мужчина в старом выцветшем берете, прятавший свой мясистый нос в большой старый шарф, крупной вязки, стараясь спрятать некогда могучую спину от холода за кожей очень потертой куртки. Через плечо был перекинут шлейф из фала парашюта, на котором крепился большой, явно самодельный, фанерный мольберт. Рядом шел худощавый юноша, всем видом показывающий свое стремление принадлежать богеме. Яркая бейсболка с наушниками не скрывала, покрашенный в какой-то несуразный цвет, длинных волос, Ярко-красная куртка, брюки бриджи ядовитого зеленого цвета и шикарные светло-бежевые берцы на шнуровке – и все это из бутиков, а не из секонд-хенда. Хотя мало кто знает, что все эти бутики – это также секонд-хенд, но для тех, у кого есть лишние деньги, но недостаточно ума. Если еще добавить легкую небритость лица, серьгу в ухе и эти, как их, модные штучки в носу, персинг, кажется. Ну, что поделаешь, юноша считал, что так должны выглядеть молодые и креативные служители муз.
И эти двое также говорили о кризисе, только не об экономическом, а кризисе жанра.
- … Ты. Гена, наверное, зря считаешь, что наступил кризис жанра во всех видах классического искусства. Судя по всему, ты не плохо продаешься, - пожилой, возможно художник (берет, мольберт и все такое) сделал движение головой, как бы, оценивая внешний вид, то есть по-современному, прикид, своего молодого собеседника.
- Все это не то, все это не то, - молодое лицо попыталось изобразить крайнюю степень неудовлетворенности всем миром. – Нет взрывных мизансцен, нет ярких типажей. Эти серые будни, порабощенные фигуры, затравленные лица. Где эти Вирсавии, Джоконды и Венеры, где? Да ты посмотри, Семеныч, вокруг, что ты видишь? Серость – серость и грязь наших будней кругом. На меня смотрят не как на личность, на яркое пятно в их жизни, а на как дурачка или богатого бездельника. А я хочу нести людям свет, радость, красоту. Но где все это, где.
И Гена постарался сыграть лицом и голосом степень крайней и трагической озабоченности в ожидании приближающегося конца света.
Тот, кого он назвал Семенычем, шморгнул своим мясистым носом, потрогал кончик его узловатыми от возраста и нагрузок жизни пальцами правой руки, и в глазах его блеснул необычный зеленый огонек.
- А может, Гена, ты не видишь то, что желаешь увидеть?
- О чем ты, Семеныч, о чем, старый дружище, - Гена попытался вальяжно похлопать Семеныча по плечу.
Семенычу это не очень понравилось, но он ничего не сказал, а лишь слегка передернул плечами, как будто продрог от внезапного порыва холодного ветра. Он мигом своего взгляда художника оценил все пространство вокруг себя и своего разочарованного собеседника.
- Посмотри, Гена, на вот ту женщину, видишь? Что ты скажешь? – Семеныч взглядом указал на хрупкую женскую фигурку в темно-сером пальто, торопливо шагающую в одном с ними направлении.
- О ком ты говоришь, Семеныч, это же в ней вся наша жизнь. Смотри, женская сумка, а не сумочка, а в ней почти места нет для косметички – там какие-то продукты и моющие средства. А в другой руке тяжелый пакет и в нем также продукты, вперемешку с туалетной бумагой. Она, как ломовая лошадь, нагрузила себя едой, чтобы кормить тех, кого она называет своей семьей. Могу поклясться, что этой кормежки ждут: жирный и ленивый кот, маленькая игривая собачка, замученный не признанностью муж, не знающий куда удрать из дому ребенок, а еще вонючий попугай в клетке. И все это в тесной квартирке, где все уже давно друг другу надоели до ненависти. И держатся они вместе только из-за того, что им некуда деться. Да ты посмотри на ее ноги, во что она обута? Мягкие удобные туфли, почти кроссовки – это чтобы удобней было сумки потяжелее таскать. Платье длинное, чтобы скрыть ноги в толстых шерстяных рейтузах, чтобы мышцы не воспалились от перегрузки. А где: изящная туфелька на тонком каблучке; шелковый чулочек, соблазнительно обтягивающий стройную ножку; где кокетливая меховая шапочка и меховая муфта в которой прячутся изящные пальчики, не знающие стирки и мытья посуды – где все это, Семеныч, где наши принцессы, где наши музы? Где?!
Гена патетически взмахнул руками, как бы показывая, что мир вокруг не достоин внимания и мыслей его.
- Гена, ты видишь не то, что есть на самом деле. Ты видишь лишь то, что тебе показывают из того, что ты желаешь видеть. Но суть всегда прячется за обыденностью. Ты думаешь, что эта женщина – обычный затравленный жизнью и бытом человек. Ты немножко не прав, если и совсем не прав. Это не просто женщина – это Королевна. И она не идет в свою тесную квартиру, чтобы стать у плиты и кормить своих, озабоченных не понятно чем, домочадцев – она идет к себе во дворец.
Гена посмотрел на своего собеседника и увидел, как разгладились морщины его лица, как сутулая фигура, ищущая тепла в холод, распрямилась, не обращая внимания на усиливающийся ветер и дождь. Если минуту назад, старый художник был ниже ростом своего молодого визави, то сейчас он казался уже выше. У Гены слегка округлились глаза и ему очень захотелось повертеть пальцем у своего виска, ну, чтобы показать свое отношение к словам Семеныча. Но тот как бы и не замечал своего молодого товарища и продолжал:
- … Ты видишь затравленную заботами человека, женщину Ты думаешь, что мыслей высоких у нее уже больше никаких и все счастье ее в том, чтобы кому-то угодить или услужить. А ведь все не так, все не так. Утро. Представь ее утро. Она не просыпается с трудом и с мыслью, что ей не охота идти на некую работу, чтобы там зарабатывать. Для нее утро – это утро нового дня ее счастливой жизни. Она просыпается вместе с солнцем. Солнце всходит, освещая ее любимое морюшко и его теплые лучи проникают в здоровенные окна ее дворца, немного прикрытые белыми шелковыми шторам. Да, это не тесная квартирка с видом на такие же, в многоэтажках, закрывающих небо – это дворец с балконом на море. Море – это ее владение, ибо она Принцесса, дочь Царя морского, а для приближенных просто Королевна. Она выходит на балкон из чудесного белого мрамора и приветствует своих поданных. А все морские обитатели рады видеть свою Королевну. Что поделаешь, Царь морской как-то все занят океанами и другими, гораздо более важными проблемами. Поэтому и отдал он море это дочери своей любимой во владение. И полюбила она море это всей любовью своей царскою. Вот поэтому и хранит это море нас всех от тайфунов смертоносных и цунами, сметающих все на своем пути. Все эти шторма и ветерок – это всего лишь необходимый антураж, чтобы картину дня разнообразить – празднику жизни также нужен отдых для раздумий в покое возле домашнего очага.
Семеныч посмотрел на Гену и заметил то самое удивление в лице его – удивление, как сомнение в разумности старого художника. Действительно, Гена мысленно рассуждал и вспоминал все, что знал о шизофрении и старческом маразме. Но Семеныч улыбнулся, и если бы Гена не так был занят собой, то он опять бы увидел тот странный зеленый огонек, вспыхнувший в глазах Семеныча. А Семеныч продолжал свой рассказ или даже не рассказ:
- … Затем сотни, да нет тысячи людей идут на остановки общественного транспорта, чтобы в очереди или борьбе занять свое место в этих железных коробках, теснота которых огорчила бы даже знаменитые шпроты в банках. И внешне она также проталкивается в эту ужасную и опасную для жизни, не то что для езды, маршрутку. Но для нее это не маршрутка, под колесами которой течет грязный поток с мусором – это стоящая у пирса белая яхта на воздушной подушке. И вот она легко взлетает на корму этой яхты и встречает ее загорелый капитан, в напряженном внимании к словам своей повелительницы. Она легко взмахивает рукой, и белая яхта несет ее по легким волнам, лишь легонько касаясь барашков волн. Естественно, яхту сопровождают ее верные пажи – дельфины. Они на своем ультразвуковом языке и телепатически докладывают своей любимице обо всех происшествиях и проблемах морюшка. Но кто-то может неразумно подумать, что это она сидит в скучном офисе и разбирает совершенно скучные проблемы каких-то клиентов, какой-то компании. Это так не разумно думать о человеке царских кровей – каждый делает то, что ему предназначено. Как всегда говорили: кесарю – кесарево, косарю – косарево. Даже спор мелких букашек вокруг пыльцы удивительного цветка, принцесса разрешит по царски, то есть, справедливо – каждой букашке достанется по одинаковому и еще более чудесному цветку.
Семеныч немного снисходительно посмотрел на Гену, который все никак не мог разобраться в своих заблуждениях по поводу своих знаний психологии человека.
- Ты, Гена, видишь женщину, затравленно идущую в свою квартирную клетку, где ее ждут такие же, зажатые бытом, сожители и жильцы. Это всего лишь оболочка, маскировочный фон или пелена для глаз, которые не хотят видеть. Она не идет, она возвращается, она летит пушинкой на легких струях дыхания Эола. И в руках ее не тяжелые сумки – руки ее, вообще свободны, как крылья. Это на крыльях и в мыслях своих она несет, любящим ее, свою красоту, ощущение счастья и свою любовь. А в руках ее лишь тяжесть проблем, которые она по статусу своему королевскому взвалила на себя. Да что, Гена, зря трепаться, сейчас мы нагоним эту милую женщину, и я тебе ей представлю.
Старый художник ускорил свой шаг. И через две минуты они обогнали предмет его внимания.
Вдруг, неожиданно и в первую очередь для своего собеседника, Семеныч развернулся лицом к женщине с двумя сумками в руках и стал пред нею на одно колено. Женщина не то чтобы испугалась, она резко остановилась и с удивлением посмотрела на преклоненного перед ней художника. И тут Гена опять увидел те самые яркие зеленые вспышки в глазах женщины и Семеныча.
- Это ты… - как бы выдохнула женщина, опустив сумки на мокрый и грязный асфальт.
- Прости, Королевна, меня недостойного даже лежать пылью у твоих ног. Но мой юный друг один из множества тех глухонемых слепцов, кто не желает познать миг истин – кому сладостен длительный сон заблуждений. Не знаю, правильно ли поступаю я, но я решил попросить тебя дать ему шанс. Ведь ты так некогда поступила и со мной.
И вдруг Гена увидел, как задрожало пространство вокруг них и женщина в темно-сером пальто, с двумя здоровенными сумками исчезла. Перед ним стояла она - Королевна или принцесса, дочь царя морского. Ее царские одежды сверкали и переливались всеми цветами моря, а в прекрасных ультрамариновых глазах сверкали те самые зеленые изумрудные огоньки. Сам того не ожидая, молодой нигилист стал пред нею на колени, покорно склонив голову.
- Молодости свойственно ошибаться. Учись у мудрости. Иначе займешь место того самого вонючего попугая у меня в клетке, - милостиво улыбаясь, молвила Королевна.
Геннадий покосился в сторону старого художника и уже без удивления увидел в нем седовласого рыцаря, преклоненного на одном колене пред своей повелительницей, одной рукой опирающимся на меч, а в другой держа небольшой букетик полевых ромашек – любимых цветов Королевны. Любила она полевые ромашки, но только зимой. И где это рыцарь достал их…
А кругом все также сновали люди, все в тех же одеждах серых и темных тонов. Они все смотрели себе под ноги, прячась о ветра и серости дождя, и думали о чем-то своем, наболевшем, совершенно не замечая какой прекрасный и сказочный мир буйствует яркими красками вокруг них.



Добавлено спустя 13 часов 1 минуту 6 секунд:
Изображение
12 авг 2018, 08:55  ·  URL сообщения

Эйя
Активный участник
Аватара пользователя
 
Сообщения: 8594
Благодарности: 9586 | 6128
Профиль  

 

phpBB [media]

Стихи Леонида Филатова.
12 авг 2018, 22:56  ·  URL сообщения

лунный ветер
Активный участник
 
Сообщения: 15349
Благодарности: 12059 | 12136
Профиль  

 

Изображение


Добавлено спустя 6 часов 59 минут 22 секунды:
Найти бы родственную Душу,

Что так похожа на мою...

И вместе тишину нам слушать...

Здесь, на земле...и там, в раю...

Не задавать пустых вопросов...

Не собирать обиды в дом...

Смотреть, как полыхают грозы...

И знать, что мы всегда вдвоём...

И если вдруг Душа заплачет

В моём телесном бытии,

Утешит кто-то...это значит,

Мы с ней на свете не одни...

Найти бы...одиноких много...

Душой, что так болит порой...

Я попрошу, наверно, Бога...

Пусть он поделится со мной...

Галина Воленберг



Добавлено спустя 6 минут 18 секунд:
Изображение


Добавлено спустя 15 часов 26 минут 52 секунды:
Когда-то ты была ребенком. Каждый новый день в твоей жизни был Событием, самые простые вещи ты, смеясь, превращала в удивительную игру, а за каждой дверью пряталась сказка. Ты умела мечтать и любила танцевать под дождем. Потом ты стала взрослее, ты открыла двери в сказку и нашла там красоту. Переступая порог, ты встретила свою первую боль. Ты научилась грустно улыбаться и забывать свои сны. Ты впервые узнала, что слезы соленые, как море. Ты увидела Море. Время шло, и однажды ты взяла его за руку, еще не зная, что настала твоя пора любить. Он научил тебя кричать в подушку от безысходности и счастья, он научил тебя тому, что оставаться одной страшно, и тому, как пахнет сирень после дождя. Ему первому ты рассказала о том, как красивы далекие звезды. А потом ты сквозь крик, сквозь окрашенную красным боль встретила Жизнь, и с ответным ее криком изменилась навсегда. Ты взяла ее на руки и заглянула в глаза Бога. Устало улыбаясь, ты смотрела как растет твой ребенок. Как каждый новый день его становиться Событием, как самые простые вещи он превращает в удивительную игру. Но даже сейчас, когда время легло на плечи шлейфом усталости прошлых радостей и обид, когда позади тебя море, а впереди — небо, сейчас, глядя тебе в глаза, я точно знаю одно: ты все так же любишь танцевать под дождем.

Аль Квотион



Добавлено спустя 20 часов 55 минут 33 секунды:
Изображение


Добавлено спустя 1 час 1 минуту 24 секунды:
Я люблю природу, но я люблю её как-то так масштабно что ли… То есть меня не манит лес как таковой, особенно вблизи города, дорог и прочей сомнительной радости, я не люблю ходить в походы, это вообще для меня катастрофа – лес, комары, рюкзаки, палатки, ни помыться, ни отдохнуть толком, жуть…но при этом, я обожаю попасть в какой-нибудь сосновый бор, прислониться к сосне, закрыть глаза, и остаться одной во всей Вселенной. Вот это непередаваемые чувства, это нечто вообще иное, не из этой жизни.
Я не люблю тёплые моря. Не люблю юг. Ну мне там не климат просто, жарко, влажно, пальмы – не моё. Но я обожаю холодные моря. Балтийское море пленило меня однажды в школе и навсегда. Холодное, серое, с пенными барашками, жесткое и невыносимо красивое особенной красотой. Мужской красотой. Холодный ветер, ощущение мужественности и спокойствия – это странно, наверное, но Балтика ассоциируется у меня с мужчиной. Наверное, таким, каким бы я хотела видеть мужчину рядом с собой. Теплые моря здесь не катят.
Я люблю небо и звезды. Я обожаю звезды. Они дарят ощущение того, что одиночество не может быть полным, пока на небе горит хотя бы одна звезда. Звезда – это всегда романтика, это всегда любовь, всегда глаза напротив. Звезды не просто есть. Они дарят веру в то, что есть немного больше. Чуть-чуть, но больше.
Я люблю дождь. Обожаю летние ливни, но и осенние моросящие дожди для меня не в тягость, потому что дождь – это время подумать. Дождь это всегда мысли о том, что все будет хорошо, потому что дождь не может идти вечно, даже если пузыри на лужах не думают исчезать.
Я обожаю грозу. Такую, чтобы небо темное, чтобы ветер гнул деревья к земле, чтобы молнии сверкали на все небо, и гром гремел на всю Вселенную. Я никогда не боялась грозы, я всегда выходила на улицу или вставала к окну и ждала каждой молнии, каждого удара грома. А когда начинался дождь, я испытывала странное ощущение покоя и чего-то светлого. Гроза – это всегда очищение.
Я люблю зиму. Зимой идет снег. Тихо-тихо, медленно-медленно, снежинки падают на землю, на деревья, на все вокруг, и, кажется, что ты попал в сказку, у которой нет ни начала, ни конца, а есть только понятие «здесь и сейчас». Снег не бывает холодным. Снег такой, каким мы хотим его видеть и ощущать. Для меня всегда снег горячий, особенно когда он тает на губах во время поцелуя.
Я люблю осень. Раннюю осень, когда деревья стоят в золотых листьях, и когда эти листья начинают падать на землю. Обожаю ходить и шуршать листьями в парках. Такое чувство, что с этим шуршанием уходят от тебя напряжение, усталость, непонимание… Листья забирают с собой все самое плохое, оставляя надежду на счастье. Я люблю шуршать листьями, когда моя рука находится в теплой мужской ладони, потому что я понимаю, что человеку рядом со мной в эти моменты также хорошо, как и мне, иначе, зачем бы ему быть рядом со мной?
Я люблю облака. Потому что точно знаю, что на одном из самых больших и пушистых облаков сидит мой ангел. Сидит и смотрит на меня, и облако мягко плывет по небу вслед за мной. Я знаю, что мой ангел не оставит меня, потому что рядом с ним на этом облаке всегда есть место и для меня.
Из всех цветов я больше всего люблю большие садовые ромашки. Они всегда напоминают мне детство. Они похожи на солнце, маленькое личное солнышко в ладошках. Абсолютно чистые и всегда радостные цветы. А еще у них нет шипов…
Я люблю южный ветер. Южный ветер в лицо – это практически вечное блаженство. Я писала уже какие чувства вызывает у меня этот ветер. Наверное, это странно, может быть, глупо, но иногда мне кажется, что южный ветер – это и есть я… Взлететь, взъерошить, разметать, слегка толкнуть, немного притормозить, разогнаться снова, бежать, лететь, стремиться, остановиться, и снова лететь, лететь, лететь….
Я до сих пор летаю во сне. Это удивительно реальные сны, я всегда знаю, что стоит мне оттолкнуться от земли, и я смогу взлететь. И я летаю…

Иногда мне кажется, что я никогда не стану по-настоящему взрослой, по-настоящему серьезной. По-крайней мере, до тех пор, пока я чувствую себя ветром, пока мой ангел разворачивает крылья, пока гроза распахивает окна, пока моя рука лежит в мужской ладони, пока Балтийское море зовет меня к себе, я всегда буду такой – непонятной, но раскрытой, иррациональной, немного сумасшедшей, и безумно счастливой, потому что у меня есть человек, которому я могу все это сказать. И этот человек - ты…


© Copyright: Ольга Тимохина, 2012



Добавлено спустя 6 минут 41 секунду:
Каждый день ты выбираешь: какое платье надеть, какой дорогой поехать, какому предложению отказать, а на какое согласиться с закрытыми глазами. И когда выбор сделать сложно, просто прислушайся к себе - откликается ли что-то внутри тебя на это, или отторгает. У меня есть один проверенный критерий, чтобы с точностью ста процентов сказать, мое это или нет. Если я стою перед выбором, то пробую варианты до тех пор, пока не захочу улыбнуться. Если я вижу и чувствую, как улыбка сама собой вырисовывается на моем лице, значит - это моё. И неважно, вещь это, предложение или человек.


© Copyright: Алина Ермолаева
12 авг 2018, 23:32  ·  URL сообщения

лунный ветер
Активный участник
 
Сообщения: 15349
Благодарности: 12059 | 12136
Профиль  

 

В книге «Два цвета, три времени» родился персонаж, который не уместился в рамках одного текста и теперь появляется перед читателем снова. В новой книге речь пойдет о годах его путешествия по необъятным просторам Поднебесной и прочим удивительным местам, о его встречах с наставниками, о его победах и поражениях вдали от любимой родины.


В Китае

Кристаллическая решетка времени

делает всех заключенными от рождения.

Мы выглядываем во Вселенную

через клетки секунд, часов, дней,

пытаясь понять, то ли это мы живем во власти времени,

то ли это время живет в нас,

пробиваясь наружу перекрестиями морщин.

А что мы можем увидеть во Вселенной, кроме себя?



1.Повелитель дождя или раб времени

– Когда дождь пойдет по твоей воле, ты узнаешь, о чем поет ветер и шепчут деревья. Для тебя откроется азбука облаков, и ты сможешь читать Небо. Звезды расскажут тебе все обо всем и даже больше, но сразу этого не понять, да и неважно. Главное, что пошел твой дождь, и ты стал его повелителем!

– А вдруг дождь так и не пойдет по моей воле?

– С такой мыслью в голове он наверняка не пойдет.

– А если я ошибусь и приму случайное совпадение за ответ Неба?

– Это невозможно – когда пойдет твой дождь, ты сразу почуешь, как собака чует своего, потому что у твоего дождя будет особенный запах, особенный цвет и неповторимый вкус, одной капли будет достаточно, чтобы узнать его и не забыть никогда…




– Предположим, узнать его я узнаю, но не это самое главное,
ведь так?



– Конечно, остается вопрос, как передать свою волю дождю, ты
это хочешь спросить?



– Язык не поворачивается такое спрашивать, это, наверное, должно
прийти как-то само, когда я преодолею невероятные трудности, одержу множество
побед над злобными и сильными врагами, когда соберется достаточно силы, когда
я…



– Глупости это все – когда, когда… Мой первый дождь пошел,
когда мне было пять лет, а силы хватало на то, чтобы бегать за мамой и ждать,
когда она меня покормит. Cила
здесь ни при чем! Сила нужна, чтобы таскать кули с рисом или рубить дрова,
здесь совсем другое.



– Что другое?..



– У каждого свое… Это случается – и ты понимаешь: да, я
могу… У меня, например, – после того, как однажды к нам в дом заползла огромная
змея. Я вошел, увидел ее и обмер. Мы
смотрели друг на друга очень долго, больше, чем вся моя жизнь до этого, потом я упал в обморок, когда очнулся, змеи
не было, укуса не было, зато я стал другим…



– Каким?..



– Меня стал слышать дождь… Стоит мне нашептать ему, как он
обязательно отзовется. Он может идти или наоборот – голубое небо может стоять
неделями над моей головой. Он может послать молнию, он может поговорить со мной
громом, да так, что услышат во всех концах Поднебесной, или молнией, так, что
увидят все, но никто кроме меня ничего не поймет, ведь никто не знает язык
моего дождя. Он может превратить землю в кромешный ад или насытить рисовые поля
живительной влагой. Он может дать жизнь или смерть, стоит мне ему нашептать… Помню,
как это случилось впервые. Была засуха. Стояла такая жара, что даже мухи в
воздухе засыхали налету. Ночью еще можно было дышать, а днем приходилось прятаться
в подвал. Люди плакали и молились богам. Колодцы пересохли. На всю округу
осталось лишь несколько самых глубоких. Казалось, еще неделя-две – и все
кругом, включая людей, умрет… А мне пять лет, что я понимал? Я только слышал
кругом – дождь, дождь, дождь. Может быть, я бы так никогда и не узнал о том,
что могу. Если бы не тот случай. У меня до сих пор перед глазами звездное небо,
абсолютно чистое, без единого облачка, и луна, которая смотрела на меня с
интересом. Я просто вышел ночью из дома и смотрел на это небо. А потом… Потом я
просто прошептал: «Дорогой дождь, ну приди, пожалуйста, я тебя очень прошу…» И буквально через несколько минут с неба
хлынули потоки воды. Все люди выбежали на улицу, стали кричать и бегать,
хохотать и веселиться. Вода шла нескончаемым потоком, а над головой висело
звездное, без единого облачка небо. Я смеялся и плакал так же как все. Я никому
ничего не сказал, только маме. Я обнял ее и кричал ей в ухо: «Это мой дождь!»,
– а она кричала мне в ответ: «Это наш дождь!» Она так никогда не поверила ни
одному моему дождю. Потом их было много. Верили все, только моя мама улыбалась
и говорила: ничего, сынок, это пройдет.



Глаза Ямомото горели, тело била мелкая дрожь. Он пытался
впитать то, что учитель не говорил словами, но что висело в воздухе – казалось,
протяни руку, и можно будет взять бесценное сокровище знаний с собой, и потом в
тишине и покое рассмотреть все до мелочей, и разобраться во всем, додумать и
постигнуть.



– Стать повелителем дождя – это не цель, – продолжал старик,
– это просто способ жить веселее и интереснее, жить полнее и звучнее, жить
своей единственной жизнью, в которой ты сам решаешь, когда идти дождю, а когда
нет, когда смеяться, а когда плакать, когда любить, а когда ненавидеть. Все это
важные, главные для любого человека вещи, но весь вопрос состоит именно в том –
когда. Время является решающим фактором, время определяет то, что ты можешь,
или то, что тебе никогда не будет дано. Стать повелителем дождя еще и значит
стать повелителем времени. Одно без другого невозможно, вернее – дождь без
времени, время-то может и без дождя, оно может без всех – и без меня, и даже
без тебя, несмотря на то, что ты такой смелый и, как до меня дошло, уже
славный, несмотря на твои молодые лета, так ведь?



– Не мне судить… – Ямомото потупил взгляд.



– Но у времени не бывает повелителей, – продолжил старик, –
потому что по сути его нет, а как можно повелевать тем, чего нет?



– Как это нет, а все эти года, месяцы, дни, часы, они ведь
есть?!



– Их придумали люди из-за страха перед тем, чего нет, но что
неотвратимо забирает у человека все, что у него есть…



– Мы рабы времени?



– Мы сами и есть время… Но каждый поймет это только тогда…
Только тогда… – он грустно посмотрел на Ямомото, и тот не задумываясь
подхватил:



– Когда времени уже не останется…



Сегодня, 19:48  ·  URL сообщения

Пред.

Вернуться в Творчество тут

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Alexa [Bot], Bing [Bot], Google [Bot], Grigori Ovanesov, panal, Yandex [Bot], Морана


Новости | Библиотека Лотоса | Почтовая рассылка | Журнал «Эзотера» | Форумы Лотоса | Календарь Событий | Ссылки


Лотос Давайте обсуждать и договариваться 1999-2016
Сайт Лотоса. Системы Развития Человека. Современная Эзотерика. И вот мы здесь :)
| Правообладателям
Модное: Твиттер Фейсбук Вконтакте Живой Журнал
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100