Сайт Лотоса » на главную страницу
домойFacebookTwitter

"Двери восприятия" Олдоса Хаксли

Раздел авторских тем. У любой темы может быть Куратор из числа участников форумов с правом устанавливать особые правила и возможностью удалять любые сообщения в данной теме. В первом сообщении авторской темы необходимо огласить правила данной темы.

Куратор темы: Новый Философ

Новый Философ
Активный участник
 
Сообщения: 7566
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарности: 700 | 540
Профиль  

"Двери восприятия" Олдоса Хаксли 

В этой теме - мои комментарии к Хаксли, моя трактовка его книги. Высказывания на другие темы крайне нежелательны ( это - правила темы).


Добавлено спустя 1 минуту 40 секунд:
В 1886 году немецкий фармаколог Людвиг Левин опубликовал первое
систематическое исследование кактуса, которому впоследствии было дано его
имя, Anhalonium Lewinii для науки оказался новинкой. Для первобытных .же
верований и индейцев Мексики и юго-востока Америки он с незапамятных
времен являлся другом. По словам одного из испанцев, первыми посетивших
Новый Свет, "там едят корень, который называется пейотлем, и который там
почитают как божество".
Почему его почитали как божество стало ясно, когда такие известные
психологи, как Иенш, Хэвлок Эллис и Виер Митчелл, начали эксперименты с
мескалином - активной составляющей пейотля. По правде говоря, они
остановились, не далеко уйдя от идолопоклонства, Но все они сошлись во
мнении, что мескалин занимает место среди самых уникальных наркотиков.
Назначаемый в соответствующих дозах, он наиболее глубоко изменяет свойства
сознания, но однако менее токсичен, чем любое вещество из справочника
фармаколога.
Изучение мескалина спорадически продолжалось и после работ Левина и
Хэвлока Эллиса. Химики не просто выделили этот алкалоид: они научились его
синтезировать, так что его запасы более не зависели от незначительного и
непостоянного урожая этого растущего в пустыне кактуса. Психиатры сами
принимали определенные дозы мескалина в надежде приблизиться к
непосредственному пониманию ментальных. процессов у своих пациентов.
Несмотря на то, что работа производилась с небольшим числом объектов
наблюдения и в узких событийных рамках, психологии все же пронаблюдали и
классифицировали наиболее потрясающие эффекты, производимые этим
наркотиком. Неврологи и физиологи раскрыли некоторые механизмы его
воздействия на центральную нервную систему, И, по крайней мере, один
философ-профессионал принял мескалин и для того, чтобы пролить свет на
такие древние и еще неразгаданные загадки, как место разума в природе и
взаимоотношения между мозгом и сознанием,
Эти вопросы оставались тайной до тех пор, пока - два или три года
назад - не был зафиксирован один весьма существенный факт.
В действительности, этот факт являлся очевидным для всех в течение
нескольких десятилетий. Но так получилось, что его никто не замечал до тех
пор, пока один молодой английский психиатр, ныне работающий в Канаде, не
был поражен близким сходством в химических формулах мескалина и
адреналина, Дальнейшие исследования открыли, что лизергиновая кислота -
крайне сильный галлюциноген, получаемый из спорыньи,- биохимически им
родственна. Затем было обнаружено, что адренохром, являющийся продуктом
разложения адреналина, может вызывать симптомы, наблюдаемые при
интоксикации мескалином. Но, вероятно, адренохром спонтанно появляется в
человеческом теле. Другими словами, каждый из нас способен производить
химическое соединение, незначительные дозы которого вызывают, как
известно, глубокие изменения в сознании. Некоторые из этих изменений
сходны с теми, которые происходят при наиболее распространенной чуме
двадцатого века - шизофрении. Неужели душевный хаос обусловлен хаосом
химическим, И обусловлен ли химический хаос, в свою очередь,
психологическим недомоганием, поражающим надпочечник. Утверждать это было
бы опрометчиво и преждевременно. Самое большее, что мы можем сказать,- это
то, что первичное рассмотрение данного случая было проведено. Между тем,
идет систематический поиск, ищейки - биохимики, психиатры и психологи -
взяли след.
Благодаря ряду крайне благоприятных - для меня обстоятельств я весной
1953 года обнаружил, что пересек этот след. Одна из ищеек прибыла по делам
в Калифорнию. Несмотря на семидесятилетнюю историю изучения мескалина,
находящийся в распоряжении исследователей психологический материал
оставался по-прежнему до абсурдного скудным, и этот ученый очень хотел его
дополнить. Я по собственному желанию - на самом деле, весьма сильному -
стал его подопытным кроликом. В итоге случилось так, что одним ясным
майским утром я проглотил четыре десятых грамма мескалина, растворенного в
полстакане воды, и сел в ожидании результатов.

Эта книга важна не потому, что опыты с мескалином - то, что должен делать каждый - но, потому, что каждый может достичь без мескалина и прочей фармакологии тех состояний сознания(точнее, психики) - которых - благодаря этой книге - я достигаю постоянно


Добавлено спустя 6 минут 11 секунд:
Мы .жили вместе, действовали друг на друга и взаимодействовали, но
всегда и при любых обстоятельствах существовали каждый сам по себе,
Христианские мученики выходят на арену рука об руку - распинают же их
поодиночке. Обнявшись, влюбленные отчаянно пытаются слить свои
изолированные восторги в нечто единое, превосходящее "я",-тщетно. По своей
собственной природе каждый воплощенный дух обречен страдать и радоваться в
одиночестве. Ощущения, чувства, прозрения и мечты, - все они крайне личны
и, кроме как посредством символов и через вторые руки, непередаваемы, Мы
можем собирать информацию о переживаниях, но только не сами переживания.
Начиная семьей и кончая нацией, любая группа людей есть сообщество
островных вселенных.
Большинство островных вселенных достаточно похожи Друг на друга, что
допускает выводимое путем умозаключений понимание, даже взаимное душевное
проникновение или "вчувствование". Таким образом, вспоминая о собственных
утратах и унижениях, мы можем соболезновать другим при аналогичных
обстоятельствах, можем ставить себя (конечно же, всегда немного в
"пиквикском смысле") на место других. Но в некоторых случаях общение между
вселенными остается весьма несовершенным или его даже вообще не
существует. Разум есть некое место в пространстве, и места, населяемые
душевнобольными и исключительно одаренными людьми, настолько отличаются от
мест, где живут обыкновенные люди, что почти не существует общей почвы
воспоминаний, служащей основанием для понимания или товарищеского чувства.
Слова произносятся, но не просвещают. Предметы и события, к которым
сносятся символы, принадлежат к взаимно недоступным областям восприятия.
Видеть самих себя такими, какими видят нас другие,-самый благотворный
дар. Едва ли менее важна способность видеть других так, как они видят сами
себя. Но что, если эти "другие" принадлежат к разным видам и населяют в
корне чуждую вселенную? Например, как психически здоровый человек может
узнать, что в действительности значит быть сумасшедшим? Или, будучи не
рожденными визионерами, медиумами или музыкальными гениями, как нам
посетить миры, являющиеся родиной для Блейка, Сведенборга и Иоганна
Себастьяна Баха? И как может человек, находящийся на границах эктоморфии и
церебротонии, поставить себя на место человека, находящегося на границах
эндоморфии и висцеротонии, или, за исключением весьма узких областей,
разделять чувства того, кто стоит на границах мезоморфии и соматотонии?
Для типичного бихевиориста подобные вопросы, как я полагаю, бессмысленны.



Добавлено спустя 6 минут 14 секунд:
Но для тех, кто теоретически верит в то, что на практике, по их мнению,
истинно,- а именно, что у переживания есть не только внешняя, но и
внутренняя сторона,- поставленные проблемы являются реальными проблемами:
все они очень важны для бытия человека, некоторые совершенно неразрешимы,
а некоторые разрешимы только при исключительных обстоятельствах и с
помощью методов, доступных далеко не каждому. Таким образом, кажется
вполне определенным, что я никогда не узнаю, что значит быть сэром Джоном
Фальстафом или Джо Луисом, С другой стороны, мне всегда казалось возможным
то, что с помощью гипноза или самогипноза, посредством систематического
медитирования, или принимая соответствующий наркотик, я смогу настолько
изменить обыденную форму сознания, что стану способен узнать изнутри, о
чем говорят визионеры, медиумы и даже мистики.
Прочитанное мной о мескалинных переживаниях наперед убедило меня в
том, что этот наркотик впустит меня, по крайней мере, на несколько часов,
в своего рода внутренний мир, описанный Блейком и А. Е, Но ожидаемого не
произошло. Я представлял, что буду лежать с закрытыми глазами,
рассматривая видения с многоцветной объемной геометрией, с вдохновенной
архитектурой, и сказочно прекрасной, изобилующей драгоценными каменьями, с
пейзажами, заполненными героическими личностями, с символическими драмами,
все время балансирующими на грани предельного откровения. Однако произошло
то, что я не принял во внимание идиосинкразии склада своего ума, своего
темперамента, образования и привычек.

Сейчас , конечно, ясно, что Хаксли , в значительной степени заблуждался: во-первых, трансцендентные восприятия достижимы без наркотиков - и, они совершенно естественны, а, во-вторых, индивидуальные восприятия трансценденции - всё равно не повторяют чужой опыт.


Добавлено спустя 1 минуту 22 секунды:
Я обладаю и, насколько помню, всегда обладал скудным мысленным
видением. Слова, даже многозначительные слова поэтов, не вызывали у меня в
голове никаких картин. Никакие гипнагогические видения не посещали меня на
пороге сна. Когда я что-то воскрешаю в памяти, воспоминания не
представляются мне в форме отчетливо зримых событий или предметов. Но
усилием воли я могу вызвать не очень отчетливый образ случившегося вчера
днем; того, как выглядело Лунгарно до разрушения мостов; Бейсвотерской
дороги, когда единственные омнибусы были зелеными и крошечными, а тащили
их старые клячи со скоростью три с половиной мили в час. Но в подобных
образах мало реального, и у них абсолютно нет собственной автономной
жизни. Они имеют к реальным, воспринимаемым предметам такое же отношение,
какое имели к людям из плоти и крови призраки Гомера, посещавшие их в
стране теней, Только если у меня высокая температура, мои мысленные образы
живут независимой жизнью, Тем, у кого сильна способность к мысленному
видению, мой внутренний мир должен показаться на удивление серым,
ограниченным и малоинтересным. Это был мир - скудный, но мой,- который я
ожидал увидеть преображенным в нечто, совершенно на себя непохожее.
Перемена, на самом деле имевшая место в этом мире, ни в коем смысле
не являлась революционной. Через полчаса после приема наркотика мне стало
известно о медленной пляске золотистых огоньков. Чуть позднее появились
великолепные красные поверхности, расширяющиеся и разрастающиеся из точек
сосредоточения энергии, вибрировавшей непрерывно меняющейся сложной
жизнью. В другой раз, после того, как я закрыл глаза, мне открылся
комплекс серых структур, внутри которых непрерывно возникали
бледно-голубые сферы, ощущаемые как очень твердые, а возникнув, они
бесшумно скользили вверх и терялись из виду. Но ни разу не было лиц и тел
людей или животных. Я не видел ни пейзажей, ни громадных пространств, ни
волшебного роста и метаморфоз зданий,- ничего, хоть отдаленно
напоминающего драму или притчу. Иной мир, в который меня впустил мескалин,
не являлся миром видений: он существовал вне меня, в том, что я мог видеть
с открытыми глазами. Великая перемена произошла в области объективных
фактов. Произошедшее с моей субъективной вселенной было относительно
неважным.



Добавлено спустя 13 минут 1 секунду:
Я принял микстуру в одиннадцать. Через полтора часа я сидел у себя в
кабинете, пристально глядя на небольшую стеклянную вазу. В вазе стояло
всего три цветка-лолностью распустившаяся роза "Португальская красавица",
розовая, как раковина, с едва заметным более горячим, пламенным оттенком у
основания каждого лепестка; красно-кремовая гвоздика и, бледно-фиолетовый
на конце переломленного стебля, смелый, геральдический цветок ириса.
Случайный и условный, этот букет нарушал любые правила традиционно
хорошего вкуса. Тем утром за завтраком я поразился яркому диссонансу его
цветов. Но суть была уже не в этом. Теперь я смотрел вовсе не на необычную
аранжировку цветов, Я видел то, что видел Адам в день своего сотворения,-
миг за мигом чудо обнаженного бытия.
- Букет нравится? - спросил кто-то, (Во время данной части
эксперимента все разговоры записывались на диктофон, что затем дало
возможность освежить воспоминания о сказанном тогда.)
- Не нравится и не не нравится,- ответил я,- Он просто есть,
"Istigkeit" - не это ли слово так любил использовать Мейстер Экхарт?
"Есть-ность", Бытие платоновской философии, но за исключением того, что
Платон, по-видимому, совершил громадную, нелепую ошибку, отделив Бытие от
становления и отождествив его с математической абстракцией - Идеей. Он,
бедняга, никогда не видел букета цветов, сияющего собственным внутренним
светом и лишь трепещущего под давлением значимости, которой они насыщены;
никогда не воспринимал того, что- столь напряженно обозначаемое розой,
ирисом и гвоздикой-не больше и не меньше, как суть мимолетность, которая
однако является вечной жизнью, непрерывное умирание, которое в то же время
есть чистое Бытие, кучка крохотных, но уникальных частиц, в которых,
благодаря некоему невыразимому, но однако самоочевидному парадоксу, виден
божественный источник любого существования.
Я продолжал смотреть на цветы, и в их ярком свете я, казалось,
обнаруживал качественный эквивалент дыхания - но дыхания без возврата к
исходной точке, без периодических приливов и отливов, но лишь непрерывный
ток от красоты к еще более возвышенной красоте, от глубокого к еще более
глубокому смыслу. На ум пришли такие слова, как Благодать и Преображение,
и это, конечно, то, что они, наряду с другими вещами, символизируют. Мой
взгляд путешествовал от розы к гвоздике, а от этого перистого каления к
гладким завиткам чувственного аметиста, которые представлял собой ирис.
Блаженное Видение, Сат Чит Ананда, Бытие-Знание-Блаженство - впервые я
понял, не на вербальном уровне, не благодаря зачаточным намекам и на
расстоянии, но точно и в совершенстве, к чему относятся эти удивительные
слоги, А потом я вспомнил пассаж, который прочитал в одном эссе Судзуки.
"Что такое Дхармакая Будды?" (Дхармакая Будды-иначе говоря "Разум",
"Таковость", "Пустота", "Божество",) Вопрос был задан в дзэнском Монастыре
ревностным, но зашедшим в тупик послушником. И с проворной неуместностью
одного из братьев Маркс (знаменитые комические артисты. Прим. ред.).
Учитель ответил: "Садовая ограда". "А человек, осознающий эту истину,- с
сомнением произнес послушник,- могу ли я спросить, кто он такой?" Граучо
ударил его что было сил палкой по плечу и ответил: "Златогривый лев".
Когда я читал эту историю, она была лишь смутно многозначительной
бессмыслицей. Теперь все стало ясно, как: божий день, очевидно, как
Евклид. Конечно же, Дхармакая Будды-садовая ограда. В то же самое время,
но не менее явно, это были цветы, это было что угодно, на что я-или,
скорее, блаженное "Не-я", на мгновение освобожденное из моих удушающих
объятий,- захотел посмотреть. Например, книги, рядами стоявшие вдоль стен
моего кабинета. Когда я посмотрел на них, они, как и цветы, светились
яркими цветами, глубокой ^значимостью. Красные книги, словно рубины;
изумрудные книги, книги с переплетами из белого нефрита, книги из агата,
аквамарина, желтого топаза; книги из ляпис-лазури, цвет которых был столь
насыщенным, столь наполненным внутренним смыслом, что они, казалось,
вот-вот покинут полки, чтобы более настойчиво обратить на себя мое
внимание.

Несколько позднее Хаксли обратил внимание на то, что при приёме мескалина изменилось его отношение к своему "я" - но, вывод, который он делает о причинах трансцендентных восприятий, ложный. Однако, без мыслителя Хаксли - я, даже читая такой текст, не сумел бы обратить внимание на то. что трансцендентное состояние - это состояние незначимости индивидуального "я".
Хаксли причиной трансценденции называет "открытие редукционного клапана",но, этим "клапаном" - как раз и является инстинктивное ощущение "я". Мескалин "отменяет" действие инстинкта, и, психика получает возможность "видеть вещи такими, как они есть", без оценочных пристрастий нашего эго.


Добавлено спустя 4 минуты 37 секунд:
Как насчет пространственных соотношений? - спросил исследователь,
пока я рассматривал книги.
Трудно было ответить. По правде говоря, перспектива выглядела
довольно странно, и стены комнаты, видимо, больше не сходились под прямыми
углами. Но эти факты, в действительности, не были важны. Действительно
важные факты заключались в том, что пространственные соотношения перестали
играть сколь-нибудь большую роль и что мой разум воспринимал мир с точки
зрения не пространственных, а каких-то иных категорий. Обычно глаз
занимается такими вопросами, как "Где?", "Насколько далеко?", "Как
расположено по отношению к чему-то?" При мескалинном переживании
подразумеваемые вопросы, на которые отвечает глаз, несколько иного
порядка. Место и расстояние не очень сильно интересуют. Разум теперь
воспринимает окружающее с точки зрения насыщенности существования, глубины
значимости, соотношений внутри узора. Я видел книги, но меня вообще не
волновало их положение в пространстве, Произвело же впечатление на мой
разум, и заметил я тот факт, что все они светятся ярким светом и что у
одних сияние более выразительное, чем у других. В таком контексте
местоположение и три измерения к сути не относились. Конечно Же, это не
значит, что категория пространства была упразднена. Когда я встал и
прошелся по комнате, я смог сделать это совершенно нормально, Не путаясь в
местонахождении предметов. Пространство по-прежнему существовало, но оно
потеряло свою господствующую роль. Разум в первую очередь интересовался не
масштабом и положением, но бытием и смыслом.
И наряду с безразличием к пространству наблюдалось даже еще более
полное безразличие ко времени.
- Кажется, что его уйма,- вот все, что я ответил, когда исследователь
попросил меня сказать, как я ощущаю время,
Уйма времени, но сколько точно, к делу совершенно не относилось.
Конечно, я мог посмотреть на наручные часы, но мои часы, как я знал,
находились в иной вселенной. В действительности я переживал неопределенную
длительность или, наоборот, непрерывное настоящее, созданное из постоянно
изменяющегося апокалипсиса.

Отсутствие "оценочного инстинкта" позволяет видеть вещи в их первозданной чистоте, не "запачкав" восприятие личным интересом, или, утилитарным "приспособлением" этих явлений и вещей к себе.


Добавлено спустя 17 минут 38 секунд:
С книг исследователь перевел мое внимание на мебель, В центре комнаты
стоял небольшой стол с пишущей машинкой, За ним, с моей точки зрения,
находились плетеный стул и конторка. Эти три предмета образовывали сложный
узор из горизонталей, вертикалей и диагоналей - узор тем более интересный,
что он не истолковывался в понятиях пространственных соотношений. Стол,
стул и конторка объединялись в композицию, чем-то напоминавшую работы
Брака или Хуана Гриса,- натюрморт, узнаваемый в его связи с объективным
миром, но выполненный без глубины, без какого-либо стремления к
фотографическому реализму, Я смотрел на свою мебель не как утилитарист,
который на стульях сидит, а за столами и конторками пишет, не как фотограф
или ученый-регистратор, но как чистый эстет, которого интересуют только
формы и их соотношения в поле зрения или в пространстве картины. Но пока я
смотрел на мебель, эта чисто эстетская, кубистическая точка зрения давала
место тому, что я могу описать лишь как священное видение реальности, Я
вернулся туда, где находился, когда рассматривал цветы,- в мир, где все
сияет Внутренним Светом и бесконечно в своей значимости. Например, ножки
стула - как чудесна их цилиндричность, как сверхъестественна гладкость
полировки! Я провел несколько минут,- или прошло несколько веков? - не
просто созерцая эти бамбуковые ножки, но, в действительности, будучи ими,
или, скорее, будучи самим собой в них, или, еще точнее (ибо "я" не
участвовало в этом, как в некотором смысле и "они"), будучи своим "Не-я" в
"Не-я", являвшемся стулом.
Размышляя о своем переживании, я нахожу, что согласен со знаменитым
кембриджским философом доктором Броудом в том, что "мы должны рассмотреть
намного более серьезно, чем делалось прежде, теорию, которую выдвинул
Бергсон в связи с изучением воспоминаний и чувственного восприятия.
Предположение состоит в том, что функция мозга, нервной системы и органов
чувств главным образом очистительная, а не производительная. Каждый
человек в каждое мгновение способен вспомнить все, когда-либо происшедшее
с ним, и воспринять все, происходящее повсюду во вселенной. Функция мозга
и нервной системы состоит в защите нас от переполнения и потрясения этой
массой, в основном, бесполезного и ненужного знания: не допускать большую
часть того, что мы иначе воспринимали бы и вспоминали в любой момент, а
оставлять только ту, очень небольшую, специальную выборку, которая,
вероятно, будет практически полезной". Согласно подобной теории, каждый из
нас в потенции является Всемирным Разумом. Но поскольку мы суть животные,
наше дело-любой ценой выжить. Чтобы сделать возможным биологическое
выживание, Мировой Разум приходится пропускать через редукционный клапан
мозга и нервной системы. На выходе же имеет место жалкая струйка своего
рода сознания, которая помогает нам выжить на поверхности этой конкретной
планеты. Для формулирования и выражения содержимого этого редуцированного
знания человек изобрел и бесконечно усовершенствовал те символические
системы и не высказанные прямо .философии, которые мы называем языками.
Каждый индивидуум одновременно является иждивенцем и жертвой
лингвистической традиции, в которой родился - иждивенцем, поскольку язык
дает ему допуск к собранию записей о переживаниях и опыте других людей, а
жертвой, поскольку язык укрепляет его веру в то, что редуцированное знание
является единственным знанием, и сбивает с толку его чувство реальности,
так что он чересчур склонен принимать понятия за данность, а слова - за
действительные вещи. То, что на языке религии называется "сим миром", есть
вселенная редуцированного знания, выраженного и, так сказать, пораженного
языком. Различные "иные миры", с которыми человеческие существа по ошибке
вступают в соприкосновение, являются многочисленными элементами в
совокупности знания, принадлежащего Всемирному Разуму, Большинство людей
большую часть времени знают только то, что проходит через редукционный
клапан и освящено в качестве поистине реального родным языком. Однако
некоторые люди, по-видимому, рождаются со своего рода байпасом, обходящим
редукционный клапан, Другими же, временные байпасы могут приобретаться или
спонтанно, или в результате обдуманных "духовных упражнений", или
посредством гипноза, или с помощью наркотиков. Через эти постоянные или
временные байпасы на самом деле течет не восприятие "всего, происходящего
повсюду во вселенной" (ибо байпас не упраздняет редукционный клапан,
по-прежнему исключающий совокупное содержание Всемирного Разума), но нечто
большее, и, кроме того, нечто совсем другое, чем осторожно отобранный
утилитарный материал, который наш суженный индивидуальный разум считает
полной или, по крайней мере, достаточной картиной реальности.
Мозг снабжен большим количеством ферментных систем, служащих для
координации .его работы. Некоторые из этих ферментов регулируют подачу к
клеткам головного мозга глюкозы. Мескалин сдерживает производство этих
ферментов и, таким образом, снижает количество глюкозы, поступающее к
органу, которому постоянно необходим сахар. Что происходит, когда мескалин
уменьшает нормальный сахарный рацион? Было проведено слишком мало
наблюдений, чтобы дать исчерпывающий ответ. Но происходящее с большинством
из тех немногих, кто принимал мескалин под наблюдением, можно подытожить
следующим образом.
Способность вспоминать и "думать правильно" снижается не намного, если
вообще снижается, (Прослушивая записи своих разговоров, которые я вел,
находясь под воздействием наркотика, я не мог обнаружить, что был тогда
глупее, чем обычно.)
Зрительные впечатления значительно усиливаются, и глаз вновь обретает
детскую невинность восприятия, когда ощущение не автоматически и
напрямую подчинено понятию. Интерес к пространству уменьшается, а
интерес ко времени падает практически до нуля.
Хотя интеллект остается неповрежденным, а восприятие колоссально
улучшается, воля переживает глубокую перемену к худшему. Принявший
мескалин, в частности, не видит причины чем-либо заниматься и находит
большинство дел, ради которых он обычно готов действовать и страдать,
глубоко неинтересными, Они не могут его побеспокоить по той простой
причине, что он думает о вещах получше.

Отсутствие эгоцентрических проблем и потребностей - позволяет видеть мир в том гармоничном соотношении, какое допускает наша внутренняя гармония (гармония души). Конечно, не будь Хаксли гармоничным человеком - вряд ли он увидел бы всю красоту " первозданного бытия"
Но, его "теория трансценденции" - не выдерживает критики - потому, что никак не объясняет "отсутствие" эгоцентрических потребностей, но, делает упор на некий фантомный "клапан" , через который якобы "просачивается" информация в мозг. В действительности все проще - "не работает" инстинктивное ощущение "я" - и, не функционирует весь комплекс эго.
Это позволило сделать мне вывод о том, что, если испытываю без всяких наркотиков примерно те же ощущения, что и Хаксли под мескалином - то, я сделал правильный вывод - ключом к трансценденции является собственное "я" - и, достаточно устранить эту бяку, чтобы увидеть настоящее, мир "без купюр", без эгоцентрической оценки , эгоцентрических эмоций и переживаний.
Последний раз редактировалось Новый Философ 27 мар 2019, 00:46, всего редактировалось 3 раз(а).
26 авг 2018, 11:31  ·  URL сообщения

Новый Философ
Активный участник
 
Сообщения: 7566
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарности: 700 | 540
Профиль  

 

Эти "вещи получше" могут переживаться (как их переживал я) "вовне",
"внутри" или в обоих мирах, внутреннем и внешнем, одновременно или
последовательно. То, что они лучше, кажется всем, принимавшим мескалин,
у кого здоровы печень и мозг,

То, что это вещи получше - я убедился сам, следуя указаниям Хаксли (кроме приема сильнодействующих средств)
Что же дал лично мне трансцендентный мир?
Во-первых, это мир без страданий, которые, как выяснилось - целиком принадлежат нашему эго. Исчезло ощущение "я", и, оказалось что некому страдать. Но - парадокс - испытывать блаженство -
оказалось возможным! Отчего же , вдруг, человек, измотанный собственными переживаниями, , как будто оказывается в раю, в нирване? Что сделало возможным такое колоссальное изменение в восприятии мира? Конечно, это решимость избавиться от этого груза, от того психологического давления, какое эго оказывает на психику, от бесконечного источника страданий.
Ярче всего было заметно изменение цветов, и - исчезновение рутины, повторяемости одних и тех же событий и ситуаций, которые вызывали мощное сопротивление психики.
Позже я понял, что цвета становятся заметнее, потому, что человек не загружен проблемами эго, и, у него просто появилась возможность видеть что-то ещё, кроме самих проблем, исчезло напряжение, не позволяющее созерцать реальность. Психика же уставшая от повторяющихся эмоциональных оценок, наслаждается вдруг образовавшейся "тишиной" - вместо "кричащих" эмоций,
ужасно надоевших - но, привычно сильных, текущих, как вода в оврагах весной. Неожиданно - все потоки "пересохли", человек стал способен слышать своё тело, замечать нюансы восприятий - которые раньше были полностью затуманены эмоциями!



Добавлено спустя 8 минут 26 секунд:
одиндватри писал(а):возможно ли взять под контроль хотя бы большую из частей собственной жизни?

осознанность собственных эмоциональных реакций - точнее, осознание этих эмоций на стадии зарождения, чтобы успеть отстраниться от них раньше, чем они наберут силу.
То есть осознавать, чтобы предотвращать ненужную эмоциональную оценку - и, сознательно поддерживать нужную.
Если, с "точки сборки" "душа" оценивать - то, интуитивная оценка эмоций - позволяет избегать негармоничных действий, действий, не соответствующих душевной гармонии.


Добавлено спустя 26 минут 41 секунду:
Такое воздействие мескалина является воздействием, которого можно
было ожидать после принятия сильного наркотика, нарушающего эффективность
церебрального редукционного клапана. Когда в мозгу кончается сахар,
недокормленное эго ослабевает, его не беспокоит выполнение необходимой
работы, и оно теряет всякий интерес к тем пространственным и временным
соотношениям, которые значат так много для организма, склонного
преуспевать в этом мире. Когда Всемирный Разум просачивается мимо уже
далеко не герметичного клапана, начинают происходить всевозможные
биологически бесполезные вещи. В некоторых случаях это может быть
экстрасенсорное восприятие. Другие люди обнаруживают мир фантастической
красоты. Для других, опять-таки, открывается великолепие, бесконечная
ценность и глубокий смысл обнаженного бытия данного,
неконцептуализированного события. На последней стадии безъэговости
появляется "смутное знание", что Все во всем- что, на самом деле, Все есть
каждое. Как я понимаю, лишь на таком уровне может конечный разум
приблизиться когда-либо к "восприятию всего происходящего повсюду во
вселенной".

Судя по всему, воздействие мескалина - другое. Он влияет на инстинктивные реакции, блокирует их, в том числе - и , инстинктивное ощущение "я", а, без этого ощущения весь гигантский механизм эго не работает, не действуют ни привычные эгоцентрические понятия, ни, тем более, эгоцентрические эмоции, эмоциональные оценки. и, не мифический "всемирный разум" просачивается - а, наше мышление, очищенное от безумства эго, наблюдает мир в его первозданной чистоте. Обостряется интуиция, и, восприятие вещей и явлений становится наполовину трансцендентным, запредельным материальности, (с момента первого опыта трансценденции я стал считать интуицию - данностью свыше, подсказкой Творца о сути вещей, о сущности всего, что вижу и чувствую).
И, не надо никаких наркотиков, чтобы освобождаться - только понимание чужеродности для души животной, инстинктивной природы, природы нашей самости, нашего эго, "я".


Добавлено спустя 1 минуту 19 секунд:
Душа отстраняется от инстинктивного "я" - и, обретает чистоту , свободу от "первородного греха"


Добавлено спустя 1 минуту 50 секунд:
Насколько значимо, в таком контексте, громадное повышение под
воздействием мескалина восприятия цвета! Для некоторых .животных
биологически очень важно быть способными различать определенные оттенки.
Но за границами своего утилитарного спектра большинство существ -
полнейшие дальтоники. Например, пчелы проводят большую часть времени,
"лишая невинности неопытных весенних девственниц", но, как показал фон
Фриш, они распознают очень мало цветов. Высокоразвитое цветовое ощущение у
человека является биологической роскошью - бесценной для него как
интеллектуального и духовного существа, но не особо необходимой для
выживания в качестве животного, Рассматривая прилагательные, которые Гомер
вкладывает в уста героев Троянской войны, видно, что те едва ли
превосходили пчел в способности различать цвета. По крайней мере, в этом
отношении прогресс человечества изумителен.
Мескалин доводит все цвета до высочайшей силы и делает
воспринимающего способным различать несметное множество тончайших
оттенков, которых обычно он не в состоянии различать.
По-видимому, для Всемирного Разума так называемые вторичные
характеристики вещей являются первичными. В отличие от Локка,
воспринимающий, очевидно, чувствует, что цвета более важны и заслуживают
большего внимания, нежели массы, местоположения и измерения. Как и
находившиеся под воздействием мескалина, многие мистики воспринимают
сверхъестественно сверкающие цвета не только духовным оком, но даже и в
объективном, окружающем их мире. Сходные сообщения сделаны медиумами и
сензитивами. Существуют некоторые медиумы, для которых мимолетное
откровение человека, принявшего мескалин, является, причем в течение
долгих промежутков времени, вопросом ежедневного и ежечасного опыта.



Добавлено спустя 7 минут 20 секунд:
От этого длинного, но необходимого экскурса в царство теории мы можем
теперь вернуться к удивительным фактам - к четырем бамбуковым ножкам стула
посреди комнаты. Как и нарциссы Вордсворта, они привнесли редкое богатство
- бесценный дар нового, непосредственного прозрения в самое Природу Вещей
вместе с более скромным сокровищем понимания-особенно в сфере изящных
искусств,
Роза есть роза есть роза*. Но ножки этого стула были архангелом
Михаилом и всеми ангелами, Спустя четыре или пять часов после данного
события, когда эффект церебральной сахарной недостаточности смягчился,
меня повезли на небольшую прогулку по городу, которая включала в себя (это
было ближе к заходу солнца) посещение одного заведения, которое скромно
именовало себя "Самой большой в мире аптекой". В заднем помещении "Самой
большой в мире аптеки" наряду с игрушками, поздравительными открытками и
комиксами, стояли в ряд, к моему большому удивлению, книги по искусству. Я
взял первый попавшийся под руку том. Книга была посвящена Ван Гогу, и
открывала ее картина "Стул" - этот поразительный портрет "вещи в себе",
которую безумный художник увидел со своего рода благоговейным ужасом и
попытался передать на полотне. Но это была задача, которая даже гению
оказалась не под силу. Стул, который увидел Ван Гог, очевидно, по существу
был тем же самым, что и стул, увиденный мной. Но, хотя и несравнимо более
реальный, чем стул при обыденном восприятии, стул на картине оставался не
более, чем необычайно выразительным символом факта. Факт проявлял
Таковость, это была лишь эмблема. Подобные символы являются источниками
подлинного знания о Природе Вещей, и такое подлинное знание может служить
для подготовки разума, который воспринимает его ради непосредственных
прозрений, на свой страх и риск. Но это и все, Какими бы выразительными ни
были символы, они никогда не станут вещами, которые они обозначают.
В данном контексте было бы интересно провести исследование
произведений искусства, доступного великим знатокам Таковости. На какую
.живопись взирал Экхарт? Какие скульптуры и картины сыграли роль в
религиозном опыте Сан-Хуана де Ла Круса, Хакуина, Хуй-Нэна и Вильяма Лоу?
На эти вопросы ответить я не способен. Но я сильно подозреваю, что
большинство великих знатоков Таковости уделяли искусству очень мало
внимания - одни вовсе отказывались иметь с ним что-либо общее, другие
удовлетворялись тем, что взгляд критика посчитал бы второсортными, или
даже десятисортными, произведениями. (Для человека, чей преображенный и
преобразующий разум может видеть Все в любом этом, первосортность или
десятисортность даже религиозной живописи будет являться вопросом самого
что ни на есть высокомерного безразличия.) Полагаю, что искусство - только
для начинающих или же для решительных, но зашедших в тупик людей, которые
настроили свой разум так, что удовлетворяются эрзацем Таковости,
символами, а не тем, что они означают, изысканно составленным рецептом
вместо настоящего обеда.
Я вернул Ван Гога на место и взял соседний том. Это был альбом
Боттичелли, Я начал его листать. Картина "Рождение Венеры" - никогда не
была моей любимой. "Венера и Марс", чью прелесть столь страстно поносил
бедный Рескин во время кульминации своей надолго затянувшейся сексуальной
трагедии. Изумительно богатая и сложная "Клевета". А потом несколько менее
знакомая и не очень хорошая картина - "Юдифь". Мое внимание оказалось
прикованным к ней, и я зачарованно смотрел не на бледную
героиню-неврастеничку или ее слугу, не на лохматую голову жертвы или
весенний пейзаж на заднем плане, но на складки у нее на лифе и на длинные,
развеваемые ветром юбки.
Это было нечто, замеченное мной прежде - увиденное в то самое утро
помимо цветов и мебели, когда я случайно опустил голову и продолжил по
собственному выбору страстно всматриваться в свои скрещенные ноги. Эти
складки на брюках - что за сложнейший лабиринт бесконечной значимости! А
фактура серой фланели - какая богатая, какая глубокая и изумительно
роскошная! И вот все это вновь-на картине Боттичелли.
Цивилизованные человеческие существа носят одежду, поэтому не может
быть ни портретной живописи, ни какого-либо мифологического или
исторического повествования без изображения складок ткани. Но простое
портновское ремесло, хотя его и можно считать первоисточником, никогда не
в силах объяснить буйный расцвет тканей в качестве главной темы всех
пластических искусств. Очевидно, что художники всегда любили ткани ради
них самих - или, точнее, ради себя самих. Рисуя или высекая ткань, вы
рисуете или высекаете формы, которые для любых практических целей
нерепрезентативны - своего рода безусловные формы, работая с которыми
художники даже самого натуралистического толка любили дать себе волю. В
типичной мадонне или апостоле чисто человеческий, полностью
репрезентативный элемент составляет около десяти процентов от целого. Все
остальное состоит из множества разноцветных вариаций на неисчерпаемую тему
смятых шерсти или полотна. И эти непрезентативные девять десятых мадонны
или апостола могут быть такими же важными качественно, какими они являются
количественно. Очень часто они задают тональность всего произведения
искусства, в которой исполняется тема, они выражают настроение,
темперамент и жизненную установку художника. Стоическая безмятежность
открывается в гладких поверхностях и широких, неискривленных складках
тканей у Пьеро. Разрывающийся между фактом и желанием, между цинизмом и
идеализмом, Бернини смягчает все, кроме карикатурного правдоподобия лиц, с
помощью огромных портновских абстракций, являющихся воплощением в камне и
бронзе вечных риторических общих мест - героизм, святость, возвышенность,
к которой постоянно стремится человечество, но по большей части тщетно, А
вот подспудно тревожные юбки и мантии Эль-Греко. Вот резкие, скрученные,
напоминающие языки пламени, складки, в которые облачает фигуры Козимо
Тура: во-первых, традиционная духовность распадается на невыразимое
физиологическое томление, а, во-вторых, здесь корчится мучительное чувство
неотъемлемой чуждости и враждебности мира. Или посмотрите на Ватто; его
мужчины и женщины играют на лютнях, готовятся к балам и арлекинадам,
отправляются с бархатистых лужаек и из-под величавых деревьев в Киферы
мечты каждого влюбленного; их неимоверная меланхолия и обнаженная,
терзающая его чувственность художника находят выражение не в
зафиксированных поступках, не в жестах и лицах, а в рельефе и фактуре юбок
из тафты и атласных пелеринах и камзолах. Здесь нет ни одного вершка
гладкой поверхности, ни одного мгновения покоя и уверенности, но лишь
шелковое неистовство бесчисленных крошечных складок и морщинок с
непрестанной модуляцией - внутренняя неопределенность, передаваемая
абсолютно твердой рукой мастера,- одного тона в другой, одного нечеткого
оттенка в другой, В жизни - человек предполагает, а Бог располагает, В
пластических искусствах же предположение делается темой произведения, а
располагает в конечном счете темперамент художника, а непосредственно (по
крайней мере, в портретах, исторических и жанровых работах) - высеченная
или написанная ткань. Эти двое могут распорядиться так, что галантное
празднество доведет до слез, распятие будет почти жизнерадостно
безмятежным, стигматизация станет невыносимо сексуальной, изображение чуда
.женской безмозглости (я думаю сейчас о несравненной мадам Муатесье Энгра)
выразит строгую, самую что ни на есть бескомпромиссную интеллектуальность.
Но это еще не все. Ткань, как я теперь обнаружил, есть нечто большее,
чем средство введения нерепрезентативных форм в натуралистическую живопись
и скульптуру. То, что остальные видят только под воздействием мескалина,
художник, по природе своей, с рождения видит постоянно. Его восприятие не
ограничено тем, что полезно биологически или социально. Капля знания,
принадлежащего Всемирному Разуму, просачивается мимо редукционного клапана
мозга и эго художника в его сознание. Это знание о внутренней значимости
всего сущего. Для художника, как и для принявшего мескалин, ткани - живые
иероглифы, которые неким своеобразным, выразительным способом
символизируют непостижимое чудо чистого бытия. Даже более, чем стул, хотя,
вероятно, менее, чем те абсолютно сверхъестественные цветы в вазе и
складки на серых фланелевых брюках, они наполнены "есть-ностью". Чему они
обязаны своим привилегированным положением, я сказать не берусь. Вероятно,
так происходит потому, что формы складок на ткани столь странны и
драматичны, что приковывают к себе взгляд, и таким способом направляют
внимание на изумительный факт абсолютного бытия, Кто знает? Важно же то,
что чем меньше поводов для переживания, тем сильнее само переживание.
Сосредоточенно рассматривая юбки Юдифи в "Самой большой в мире аптеке", я
понял, что Боттичелли - и не один Боттичелли, а и многие другие-взирал на
ткань тем же самым преображенным и преображающим взглядом, каким являлся
мой взгляд в то утро. Они видели Istigkeit, Всеобщность и Бесконечность
складок одежды и делали все от себя зависящее, чтобы передать это с
помощью красок или камня. Разумеется, неизбежно без всякого успеха. Ибо
великолепие и чудо чистого бытия принадлежит иному порядку, который даже
высочайшее искусство не в силах выразить. Но по юбкам Юдифи я отчетливо
видел, что, будь я гениальным живописцем, я смог бы написать свои серые
фланелевые брюки. Знает Бог, в этом нет ничего особенного по сравнению с
реальностью, но этого достаточно для того, чтобы восхищать поколение за
поколением зрителей, этого достаточно, чтобы заставить их понять по
крайней мере чуточку подлинной значимости того, что, по своему жалкому
скудоумию, мы называем "просто вещами" и пренебрегаем ими в пользу
телевидения.
- Вот как следует видеть,- повторял я, пока смотрел на свои брюки или
бросал взгляд на расцвеченные драгоценными камнями книги на полках и на
ножки своего бесконечно более Ван-Гоговского стула.- Вот как следует
видеть, вот каковы в действительности вещи.

Да, пусть и не так ярко, но, и я вижу мир в первую очередь, как игру форм, а, формы чувствую - как игру гармонии, на которой держится мир.


Добавлено спустя 10 минут 27 секунд:
Однако существуют оговорки. Если человек всегда будет видеть вот так,
он никогда не захочет заниматься чем-то другим. Просто смотреть, просто
быть божественным "Не-я" цветка, книги, стула, фланели. Этого будет
достаточно. В таком случае, как насчет других людей? Как насчет
человеческих взаимоотношений? В записи разговоров того утра я нашел
постоянно повторяющийся вопрос: "Как насчет человеческих взаимоотношений?"
Как можно примирить эту вневременную блаженную способность видеть так, как
следует видеть, с преходящим долгом делать то, что следует, и чувствовать
так, как следует?
- Следует стать способным,- сказал я,- видеть эти брюки как
бесконечно важные, а человеческие существа как по-прежнему еще более
бесконечно важные.
"Следует" - но, похоже, на практике это невозможно. Соучастие в
явленном великолепии вещей не оставляет, так сказать, места обыденным,
неизбежным заботам человеческого бытия, и, кроме всего прочего, заботам,
касающимся других людей, Ибо человек--это "я", и, по крайней мере, в одном
отношении, я не был "Не-я", одновременно воспринимавшим и являвшимся
"Не-я" окружающих меня вещей. Для этого новорожденного "Не-я" поведение,
облик, самая мысль о "я" моментально перестали существовать-и мысль о
других "я", его бывших собратьях, на самом деле не казалась неприятной
(поскольку приятность не из тех категорий, которыми я мыслил), но
являлась-колоссальным образом - не относящейся к сути. Принужденный
исследователем анализировать и сообщать, что я делаю (а как долго я
оставался наедине с Вечностью в цветке, Бесконечностью в четырех ножках
стула и Абсолютом в складках фланелевых брюк!), я осознал, что намеренно
избегаю взглядов находящихся со мной в комнате людей, намеренно
воздерживаюсь от того, чтобы узнать о них чересчур много. Одной из них
была моя жена, другим - человек, которого я любил и уважал. Но и она, и он
принадлежали к миру, от которого в данный момент мескалин меня избавил-мир
множества "я", времени, моральных суждений и утилитарных расчетов, мир (и
именно эту сторону человеческой жизни, кроме всего прочего, мне хотелось
забыть) самоутверждения, самоуверенности, переоцениваемых слов и
идолопоклоннически почитаемых мнений.

Последний фрагмент требует особенно точных комментариев. Хаксли не может - психологически - освободиться от привязанности к своем земному существованию, к своей карме. Он выбирает - сознательно - свои страдания, свои заботы. Мескалин не позволяет ему сразу вернуться в мир инстинктов, в мир эго, но, это уже предопределено убеждениями самого Хаксли - он останется в сансаре. Мескалиновый опыт - не даст ему лично возможности выхода из матрицы страданий.


Добавлено спустя 12 минут 22 секунды:
Примечательно то, что, просто "задокументировав" чистое отношение к сути всего - когда он был - для себя - "не-я" - Хаксли сознательно встаёт на сторону своего "я", фактически , отрицая значимость и глубину достигнутого, возвращаясь к эгоцентрическому существованию.
Ибо человек--это "я"
- говорит Хаксли, разрушая половину того, что сумел постичь на практике. Но, наверное, нужен был настоящий философ, способный постичь большее, чем , даже, такой незаурядный художник, как автор "Дверей восприятия".
Оставаясь хотя бы немного "я", человек возвращается в сансару , даже после самых чудесных откровений свыше, даже познав блаженство чисто душевного восприятия жизни, не загрязнённого самостными интересами и потребностями.
29 авг 2018, 06:47  ·  URL сообщения

Alma
Активный участник
Аватара пользователя
 
Сообщения: 5532
Благодарности: 1318 | 513
Профиль  

 

Новый Философ писал(а):Ибо человек--это "я"
- говорит Хаксли, разрушая половину того, что сумел постичь на практике.

Да, грустно получилось.
07 окт 2018, 11:58  ·  URL сообщения

Новый Философ
Активный участник
 
Сообщения: 7566
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарности: 700 | 540
Профиль  

 

21 мар 2019, 01:45  ·  URL сообщения

Spirits Moscow
Активный участник
Аватара пользователя
 
Сообщения: 3437
Откуда: Ставрополь-Кисловодск
Благодарности: 0 | 282
Профиль   Сайт

 

Новый Философ писал(а):Он призывал к фармакологическим способами выхода в Запредельное

Верно, тоже против таких способов, лучше в их лапы, наверное, не попадать, но, есть некоторые но, не знаю как рассказать. В общих чертах: один человек, который увлекался аяуаской, пейотлем и ещё чем там, он, можно сказать мне поспособствовал на моём личном пути, поэтому сильно отрицать эти способы лично я не имею права, но в то же время никому не советую и сама, о господи упаси, не хотелось бы. Но мне предлагали, страшно, как-то.
Новый Философ писал(а):похожие эмоции

Это хорошо.
Новый Философ писал(а):Но, добавлю, если человек не желает испытывать ненужную ему эмоцию, и, умеет управлять своим эмоциональным состоянием, то, он может и не испытать этих эмоций, а, лишь осознать, какие эмоции хотели Вы передать

А вот енто совсем мне не понятно. Поясню. Например, я может быть не очень люблю "злиться", но эта эмоция, она же никуда не делась, она как отражение того, с чем я бываю не согласна. Вопрос интересный в другом. Например, сейчас я подумала попробовать почитать "разборки" ребят и что? Вникнуть даже не получается. Но что это? Уровень вибраций. Какой он? Настолько низкий, что мама не горюй. И что? Не вовлекаюсь, точнее аж не могу вовлечья, думая кого-либо поддержать, сил удержать внимание на ситуации негативной нет, что делать? Заниматься чем-то своим, но как бы я ещё не поняла в достаточной мере, что позволено с людьми в принципе делать. То есть опыт воздействия у меня есть, но это крышесносно, н-да.
25 мар 2019, 18:35  ·  URL сообщения

Новый Философ
Активный участник
 
Сообщения: 7566
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарности: 700 | 540
Профиль  

 

Вернёмся к книге
Хаксли :
Соучастие в
явленном великолепии вещей не оставляет, так сказать, места обыденным,
неизбежным заботам человеческого бытия

Опять неправильный акцент - Хаксли считает, что внешняя сторона этого великолепия завораживает, но, упускает из виду, что, обычное человеческое существование внутри сансары , внутри мира страстей и забот - вовсе не соответствует душевной, духовной природе человека, человеческой души, и, медитативное состояние сознания - это , более адекватный реальности способ восприятия, чем обычное эгоцентрическое. И, значимость "мира великолепия", мира гармонии - не в самой красоте, а, именно в том соединении вещей, которое не видно в эгоцентрическом состоянии, соединении, которое ощущается, как гармония.


Добавлено спустя 10 минут 40 секунд:
- Следует стать способным,- сказал я,- видеть эти брюки как
бесконечно важные, а человеческие существа как по-прежнему еще более
бесконечно важные.
"Следует" - но, похоже, на практике это невозможно. Соучастие в
явленном великолепии вещей не оставляет, так сказать, места обыденным,
неизбежным заботам человеческого бытия, и, кроме всего прочего, заботам,
касающимся других людей, Ибо человек--это "я", и, по крайней мере, в одном
отношении, я не был "Не-я", одновременно воспринимавшим и являвшимся
"Не-я" окружающих меня вещей. Для этого новорожденного "Не-я" поведение,
облик, самая мысль о "я" моментально перестали существовать-и мысль о
других "я", его бывших собратьях, на самом деле не казалась неприятной
(поскольку приятность не из тех категорий, которыми я мыслил), но
являлась-колоссальным образом - не относящейся к сути. Принужденный
исследователем анализировать и сообщать, что я делаю (а как долго я
оставался наедине с Вечностью в цветке, Бесконечностью в четырех ножках
стула и Абсолютом в складках фланелевых брюк!), я осознал, что намеренно
избегаю взглядов находящихся со мной в комнате людей, намеренно
воздерживаюсь от того, чтобы узнать о них чересчур много. Одной из них
была моя жена, другим - человек, которого я любил и уважал. Но и она, и он
принадлежали к миру, от которого в данный момент мескалин меня избавил-мир
множества "я", времени, моральных суждений и утилитарных расчетов, мир (и
именно эту сторону человеческой жизни, кроме всего прочего, мне хотелось
забыть) самоутверждения, самоуверенности, переоцениваемых слов и
идолопоклоннически почитаемых мнений.

Вот, тут мы видим непосредственное влияние фармакологии на формирование негатива - экспериментатор не просто оказался в состоянии "не-я", он оказался в состоянии необходимости выбора для себя - и, он, на время эксперимента, делает выбор - он хочет , как можно дольше оставаться вне мира людей, не хочет к ним возвращаться, не осознавая, что бежит он не от мира людей,а, только, лишь, от страданий и страстей сансарного существования.


Добавлено спустя 11 минут 20 секунд:
Экпериментатор полагает, что, выбор, сделанный им в тот момент, был обусловлен только странным предпочтением особого состояния психики, и, его возврат к обычному существованию был неизбежен. Однако, если бы он осознал причину различий этих двух миров (отсутствие "я") - то, его жизнь могла бы быть несколько другой...


Добавлено спустя 8 минут 43 секунды:
Дальнейшая цитата показывает опасность фармакологического способа выхода в состояние "не-я", и, невозможность достичь тех результатов, которые достигаются чисто медитативным путём
На этой стадии эксперимента мне дали большую цветную репродукцию хорошо известного автопортрета Сезанна - голова и плечи мужчины в большой соломенной шляпе, с красными щеками, красными губами, с роскошными черными усами и темными недружелюбными глазами. Это великолепная картина, но сейчас я ее видел не как картину. Ибо голова проворно приняла третье измерение и ожила, словно маленький, похожий на гоблина, человечек выглядывал из окна на странице открытой передо мной книги. Я начал смеяться. А когда меня спросили, почему, я начал повторять:

- Какая претенциозность! Кто, по его мнению, он такой?

Вопрос был обращен не конкретно к Сезанну, но к человеческому роду в целом. Кто, по их мнению, они такие?
- Это все равно что Арнольд Беннет в Доломитовых Альпах,- сказал я, внезапно вспомнив сценку, к счастью, увековеченную на одной фотографии А. Б. лет за пять до его смерти: прогулка по зимней дороге в Кортина д'Ампеццо, Вокруг него лежал девственный снег, на заднем плане устремлялись ввысь более чем готические скалы. И тут же милый, добрый и несчастный А. Б., сознательно проигрывающий роль своего любимого литературного героя, самого себя, Типической личности во плоти. И он шел, медленно ковыляя под ярким альпийским солнцем, большие пальцы подсунуты под желтый жилет, который чуть ниже выпирал с изящным изгибом эркера времен Регентства, голова откинута назад, словно он нацеливается вверх, как гаубица, чтобы, заикаясь, произнести какое-то высказывание голубому своду небес. Что он сказал на самом деле, я забыл. Но манера поведения в целом, выражение лица и поза безусловно кричали: "Я так же хорош, как и эти чертовы горы". И в некоторых отношениях он, конечно же, был бесконечно лучше. Но, как н отлично знал, не в том отношении, которое травилось воображать его любимому литературному герою.

Успешно (что бы это ни значило) или безуспешно мы все проигрываем роли своих любимых литературных героев. И фактически (почти бесконечно невероятный факт) то, что ты-Сезанн, на самом деле ничего не меняет. Ибо непревзойденный художник со своим тоненьким трубопроводом, протянутым к Всемирному Разуму в обход клапана мозга и фильтра эго, был, к тому же, и так же доподлинно, этим усатым гоблином с недружелюбным взглядом.

Для разнообразия я вновь обратился к складкам на брюках.
- Вот так следует видеть,- повторил я еще раз.
И я бы мог добавить: "Вот вещи, на которые следует смотреть". Вещи без претензий, удовлетворенные тем, что они - это просто они сами, самодостаточные в своей таковости, не играющие никакой роли, не пытающиеся безумно действовать в одиночку, отдельно от Дхармакаи Будды, бросая люциферский вызов Божьей благодати,

В медитативном проникновении в реальность не возникает "люциферского вызова", а, благодать - ощущается непререкаемо.


Добавлено спустя 8 минут 18 секунд:
со своим тоненьким трубопроводом, протянутым к Всемирному Разуму в обход клапана мозга и фильтра эго

клапан мозга и фильтр эго - ложные конструкции, которые Хаксли перенял у другого практика, также не разобравшегося в сути. Хотя, эго, действительно, ограничивает поступление информации, но, оно не "фильтрует" её, а, конструирует по своим критериям оценки, по рефлексам и эгоцентрическим интересам. Поэтому, информация, содержащаяся в подсознании (эмоциональные оценки) всегда искажена относительно самой реальности, и, для правильного восприятия, нужно осмысливать заново каждую деталь своих эмоциональных оценок, чтобы не оказаться обманутым автоматизмом своих реакций.


Добавлено спустя 2 минуты 10 секунд:
- Наибольшим приближением к этому,- сказал я,- был бы Вермеер,
Да, Вермеер, Ибо этот таинственный художник имел тройной дар: видение, которое воспринимает Дхармакаю Будды как садовую ограду: талант передавать из этого видения столько, сколько позволяет несовершенство человеческих способностей; благоразумие ограничиваться в живописи наиболее податливыми аспектами реальности,- ибо, хотя Вермеер показывал человеческие существа, он всегда оставался художником, пишущим натюрморты. Сезанн, велевший своим натурщицам изо всех сил стараться походить на яблоки, пытался писать портреты в том же духе. Но его яблокощекие Женщины более близко связаны с платоновскими Идеями, нежели с Дхармакаей в ограде. Они суть Вечность и Бесконечность, увиденные не в песчинке или цветке, но в абстракциях некоего высшего раздела геометрии. Вермеер никогда не просил девушек походить на яблоки. Наоборот, он настаивал, чтобы они до предела были девушками - но всегда с оговоркой, что они должны воздерживаться от девического поведения. Они могли сидеть или спокойно стоять, но только не хихикать, не выказывать застенчивость, не молиться об отсутствующих возлюбленных и не чахнуть по ним, не сплетничать, не смотреть с завистью на детей других женщин, не флиртовать, не любить, не ненавидеть и не работать.

Сделав что-либо из этого, они, без сомнения, стали более бы самими собой, но по той же самой причине не смогли бы явить неотъемлемое, божественное "Не-я". Пользуясь выражением Блейка, двери восприятия у Вермеера были очищены лишь отчасти. Одна створка стала почти абсолютно прозрачной, остальная дверь по-прежнему оставалась грязной. Неотъемлемое "Не-я" могло очень отчетливо восприниматься в вещах и в живых существах по эту сторону добра и зла. В человеческих существах оно было видно только тогда, когда они отдыхали, их разум был спокоен, а тела неподвижны. При таких обстоятельствах Вермеер мог видеть Таковость во всей ее божественной красоте - мог видеть и в малой мере передавать ее в утонченных, роскошных натюрмортах, Вермеер, несомненно, величайший автор натюрмортов с людьми, Но были и другие, например, современники Вермеера во Франции братья Ленэны. Полагаю, они намеревались стать жанровыми живописцами. Но не самом деле их продукция являлась серией натюрмортов с людьми, в которых их очищенное восприятие бесконечной значимости всего сущего передавалось не изысканным богатством цвета и фактурой, как у Вермеера, а повышенной ясностью, навязчивой отчетливостью формы внутри строгой, почти монохромной тональности. В наше время мы имеем Вийяра - в своих лучших проявлениях, автора незабываемо блистательных изображений Дхармакаи, явленного в спальне буржуа, Абсолюта, сверкающего среди семьи биржевого маклера, пьющей чай в загородном саду.



Добавлено спустя 2 минуты 56 секунд:
Се qui fait que l'ancien bandagiste renie
Le comptoir dont ie faste allechait les passants,
C'est son jardin d'Autenil, on, venfs de tout encens,
Les Zinnias ont l'air d'etre en tole vernie.

Для Лорена Тайяда зрелище просто непристойное. Но если бы ушедший на - пенсию торговец резиновыми изделиями сидел достаточно неподвижно, Вийяр увидел бы в нем лишь Дхармакаю, написал бы среди цинний пруд с золотыми рыбками, мавританскую башню виллы и китайские фонарики,- уголок Эдема перед Падением.



Добавлено спустя 5 минут 19 секунд:
Но между тем мой вопрос остался без ответа. Как подобное очищенное восприятие примиряется с надлежащей заинтересованностью в человеческих взаимоотношениях, с неизбежными трудом и долгом, не говоря уж: о милосердии и практическом сострадании? Возобновился стародавний спор между людьми действия и созерцателями, возобновился - для меня - с невиданной резкостью. Ибо до этого утра я знал созерцание лишь в его наиболее скромных, обыденных формах - как дискурсивное мышление; как восторженную погруженность в поэзию, живопись или музыку, как терпеливое ожидание вдохновения, без которого самый прозаичный писатель не может и надеяться Достичь чего-либо; как случайные проблески в природе вордсвортского "чего-то, смешанного намного глубже"; как систематическое молчание, ведущее порой к намекам на "смутное знание". Но теперь я познал вершину созерцания. Вершину, но не всю его полноту. Ибо в его полноте путь Парии включает в себя путь Марфы и, так сказать, Поднимает его до собственной возвышенной мощи. Мескалин открывает путь Марии, но захлопывает Дверь, ведущую на путь Марфы. Он дает допуск к созерцанию, но к созерцанию, несовместимому с действием и даже с желанием действовать, с самой мыслью о действии.

Вот тут очевидно превосходство - для практика очевидно - медитативного пути над наркотическим - медитация позволяет действовать, а, наркотик - лишает возможности вести обычную жизнь. Медитирующий - способен заниматься любым видом деятельности, к которому его ведёт трансцендентальное чувство, а, принявший наркотик - не способен действовать адекватно реальности.
Последний раз редактировалось Новый Философ 27 мар 2019, 16:47, всего редактировалось 1 раз.
26 мар 2019, 01:25  ·  URL сообщения

И р а
Активный участник
 
Сообщения: 3414
Благодарности: 922 | 974
Профиль  

 

Новый Философ писал(а):Но, добавлю, если человек не желает испытывать ненужную ему эмоцию, и, умеет управлять своим эмоциональным состоянием, то, он может и не испытать этих эмоций

Расскажите пожалуйста, как управлять своим эмоциональным состоянием.
26 мар 2019, 02:25  ·  URL сообщения

Новый Философ
Активный участник
 
Сообщения: 7566
Откуда: Санкт-Петербург
Благодарности: 700 | 540
Профиль  

 

Но, проведём, всё же, параллели между медитативным выходом в Запредельное, и, фармакологическим.
1. Изменение восприятия
2. Созерцательное состояние психики
3. Ослабление "собственной воли", которое в медитации достигается сознательным отказом от действий
не данностью свыше (интуиция, понимаемая, как эта данность свыше - позволяет действовать в медитативном состоянии психики)


Добавлено спустя 11 минут 29 секунд:
И р а,
В контексте данной темы - можно управлять эмоциями через медитацию. Чувствовать, какие эмоции не нужны, раньше, чем начнёшь их испытывать - и, отстраняться от них. В состоянии медитативном, то есть, в состоянии отсутствия "я" - это вполне реально, ведь интуиция обостряется и расширяется, когда не действует эго. Тогда с отдельно прорывающимися рефлексами - совладать нетрудно.
Ну, а, управлению эмоциями в целом - нужно учиться, при помощи самоисследования, каждый рефлекс отслеживая, и ,сознательно принимая решение, дать ему реализоваться, или нет. Если нет - просто отстраниться от этой эмоции, этой оценки.


Добавлено спустя 2 минуты 2 секунды:
Самоисследование, кстати, лучше проводить в состоянии "внутреннего наблюдателя", то есть, опять "в отрыве" от "я".


Добавлено спустя 5 минут 22 секунды:
В промежутках между откровениями принимающий мескалин способен ощущать, что хотя, с одной стороны, все в высшей степени так, как должно быть, с другой стороны, что-то не так,

Но, что именно не так, как надо, Хаксли не смог разобраться.


Добавлено спустя 1 минуту 32 секунды:
В сущности, это та же самая проблема, с которой сталкиваются квиетист, архат, а на другом уровне - пейзажист и автор натюрмортов с людьми, Мескалину никогда не решить этой проблемы: он может лишь ее апокалиптически поставить для тех, кто о ней никогда прежде не имел представления. Полное и окончательное решение могут найти только те, кто способен проводить в жизнь надлежащее мировоззрение посредством надлежащего поведения и надлежащей, постоянной и непринужденной бдительности. Квиетисту противостоит человек действия-созерцатель, святой - человек, который, по выражению Экхарта, готов спуститься с седьмого неба, чтобы принести кружку воды больному брату. Архату, удалившемуся от явлений в совершенно трансцендентальную Нирвану, противостоит Бодхисаттва, для которого Таковость и мир случайного едины и для чьего безграничного сострадания любая из случайностей есть возможность не только для преобразующего прозрения, но также и для самого что ни на есть практического милосердия. А во вселенной искусства Вермееру и другим авторам натюрмортов с людьми, мастерам китайской и японской живописи, Констеблю и Тернеру, Сислею, Сера и Сезанну противостоит всеобъемлющее искусство Рембрандта. Все это грандиозные имена, недоступные вершины, Что же касается меня, то этим памятным майским утром я мог лишь быть благодарен за переживание, показавшее мне более отчетливо, чем я видел раньше, подлинную природу вызова и полностью освобождающего ответа.



Добавлено спустя 5 минут 46 секунд:
Поразительно то, что двадцать лет назад, читая книгу, я , как бы не замечал инфернального окраса некоторых моментов восприятия экспериментатором изменённой реальности - настолько был погружён в собственное благодатное медитативное переживание открывающегося нирванического мира.
26 мар 2019, 02:31  ·  URL сообщения


Вернуться в Авторские темы

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot], Google [Bot], Lanuhum, MSN [Bot], otechestvenny, Ридж, Yandex [Bot], Вел, Идущий Вверх, Настоящая


Новости | Библиотека Лотоса | Почтовая рассылка | Журнал «Эзотера» | Форумы Лотоса | Календарь Событий | Ссылки


Лотос Давайте обсуждать и договариваться 1999-2019
Сайт Лотоса. Системы Развития Человека. Современная Эзотерика. И вот мы здесь :)
| Правообладателям
Модное: Твиттер Фейсбук Вконтакте Живой Журнал
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100