Сайт Лотоса » на главную страницу
домойFacebookTwitter

Василий Ленский
"Чем больше бед, тем лучше"
linija.GIF (172 bytes)

Беседа с Василием Васильевичем Ленским
Москва
14 сентября 2001 года

 

В. Ленский:
Можно создать такой способ связи, который никакой хакер не перехватит. Волновая природа связи остается вместе с двухполярностью. Как-то бизнесмены из Литвы очень заинтересовались всем этим, были на моих лекциях, получили откуда-то информацию, что все это не шиза какая-то, а вполне реальное явление. Они в то время как раз собирались развивать волновой Интернет. Но не смогли - им это просто не по карману оказалось. Если бы это была фирма такого уровня как Майкрософт, то им это как раз самое то было бы, но у них другая проблема. Там прожектеры разные, изыскатели - слой такой, что не пробиться. Поэтому ход информационного пробивания становится на этом этапе очень важным.
В Москве много умных людей, но они все как один человек. Из-за того, что их очень много создается огромный слой через который пробиться не так-то и просто. И тут уже задача не в том, чтобы быть самым талантливым, а в том, чтобы как раз через этот слой пройти.

Лотос:
Это понятно.

В. Ленский:
Вот для того, чтобы эту штуку обрисовать, я это и рассказываю. Возможности, вообще-то широкие, но почему-то все начинают не с этого, а с приборов. Хотя с государственных позиций нужно ставить вопрос не о приборах, а о создании и преобразовании интеллектуального блока, интеллектуального центра. Причем это не просто интеллектуальные мозги должны быть, а тренировка, психотренировка, тренировки физиологические.

Лотос:
Нам, как раз, часто говорят о том, что не хватает мозгов. И мы эту услугу стараемся предоставлять, потому как она востребована.

В. Ленский:
Это время востребовало. Люди постепенно будут к этому подходить. Но сейчас используются само-собой разумеющиеся ходы, которые просты как старая пластинка. Старая музыка легка и понятна, а потому приятна. Она приятна, понятна, доступна, но она - та же самая. Так идет самообман.
Я в свое время ввел термин даже о дурной многоликости. Как у Гегеля - дурная бесконечность. Вроде много тем, вроде много вариаций, умных людей, разных схем, но все это одно и то же. Все это вариации одного и того же. И чтобы действительно поставить такое, которое все это накроет, как алгебра накрыла арифметику, или система Коперника, накрыла систему Птолемея и сделала ее частным случаем - так вот такой вариант есть, но идет как раз через то, чтобы пробиться через этот слой. Вопрос теперь в том найдутся ли такие 1) ситуации 2) люди 3) чувствительность среды.

Лотос:
Возможно ли двухполярное учение о многополярности?

В. Ленский:
Возможно. У меня в Литве парень есть, которые многополярность - основы многополярности - выучил лучше, чем я. Я книгу написал, сущность знаю, а то, какие я там буковки писал, я ж не помню, а он помнит. Но это не многополярность, это конформное отображение. Вот дерево стоит, а за ним тень. Мы, глядя на тень, можем сказать, что вот это дерево стоит, но тень - это не дерево. Так абсолютно все что угодно имеет шанс на конформность, на двухполярное отображение. Вот, например, высказывания Лао Цзы, или Дзогчен, или Дзен. Можно на них тень сделать и сказать, что это и есть Лао Цзы, или Дзогчен, или Дзен. Можно сказать, что вот это вот - многополярность, потому что эталона нет. А эталоном является факт. Эффекты, если это техника. Умения и способности чудеса творить, если это биологическое существо, человек, например. То есть факт, который вне всяких доказательств. Не должно быть экспертов, которые все будут только в свою сторону отклонять, по-своему объяснять. Важно ориентироваться на сам факт.
В науке был такой хороший термин, когда что-то предлагалось иное, то обязательно в формулу вставлялось что-то отличающееся. И вот это отличающееся оказывается кастрировать можно. Если есть иерархия, линейность, выборка, то значит ничего нового здесь нет.
Помнишь я книгу "Ключ" написал? Вот там пишется о том, как любого умника раздраконить можно. Когда начинаются разговоры о духовности, космосах, инопланетянах, о экономике, социальных структурах, тогда можно посмотреть не о том ли самом он говорит, не о тех ли самых схемах, просто слова новые? Сейчас это уже устаревает - не с позиции, что старое - уже ушло, а с позиций, что жизнь припирает. Поэтому я считаю, что чем больше бед, тем лучше. Пока человек на стенку не натыкается, он не шевелится.
Вот я тебе на примере американской катастрофы расскажу. До этого много говорили о правовых нормах. Вопрос первый: "Кто говорил?". Говорил ли тот, кто просто пашет, просто сеет или тот, кто у станка стоит? Значит можно четко выделить сферу людей, которые обеспечивают межчеловеческую договоренность, а потом службы, которые должны обеспечивать сохранение этой договоренности. Так появляется первый ход правовых норм. Обязательно появиться наращивание. Это очередной ход разрастаний, который обязан быть. Разрастания и этих структур, и этой уверенности. Появятся те, которые в это не вписываются. Вспомни историю с диссидентами. Они не вписывались не потому что они бунтари, а потому что условия функционирования не вписываются в те рамки, которые им диктуют люди в общем-то со старых схем. Так появляется нарастающий гнет. Та же начинается форма, если брать термин "террор", т.е. форма насилия, введение в страх. Тут же начинается терроризм, брежневские психушки например. Но возникает теперь тема, а что мы под террором определяем. Если, скажем, кто-то из диссидентов, взорвал как Александра Ульянов в народоволии, то это называют террором, а царская охранка террором не называлась. Поэтому с той стороны с которой есть кулак или узел основной, вот та самая кора, о которой я сказал, не считается это террором, хотя используются может быть более убийственные методы. И потом вопрос ведь не об убийстве, если честно говорить, вопрос ведь ставиться о другом. Мертвым все равно - никому не дано присутствовать на своей смерти, значит волнуются живые люди. Поэтому террор Путин назвал чумой ХХI века, я с ним полностью согласен. Живые в страхе находятся, мертвым уже не до страхов.
И так, держание в страхе, насилие, которое с этим связано, но ведь оно тогда может быть рассмотрено с каких позиций? Вот я пример приведу. Во Вьетнаме народ конкретно убивали, Югославию бомбили как хотели. Можно террором все это назвать? Если будет поставлено так, что у кого сила, власть, то это не террор, а тот, кто в гнев вошел, возмутился - это терроризм, тогда терроризм нужно четко определять: если у тебя сила, можно бить кого угодно - это террором не будет, а если силы у тебя нет, и ты осмелился защищаться это и будет называться террор.
Теперь вторая сторона. Наступает момент наращивания силы с одной стороны и не вписывание в это диктаторское с другой стороны. Оно пропорционально растет, это обязательно будет. Так ломаются все старые религии, так ломаются все старые схемы. Скажем к примеру, момент становления мусульманской религии. Вот идолопоклонники, которыми до этого были деды, прадеды, люди мудрые. Вот сохранялось племя. И появляется один Мухамед, который все это проклинает, ругает, отзывается не лестным образом, выступает против этого, вот кто он? Хулиган. Это с позиции всех этих святейших и мудрейших. Вот террористическое выступление Мухамеда. Вот наступает накапливание. Накапливание именно такого стиля, который, скажем, против закапывания девочек новорожденных в землю. Люди ощущают, что это как-то не соответствует жизненному процессу, понятию жизненности. Так накопление такого создает силу, и так начинает эта сила вступать уже в равностояние. Но ведь по началу, это были выпады самые обыкновенные Мухамеда с его сверстниками, которые ощущали это с большей этической весомостью, чем старые, те которые правила имели, но ведь старое это ведь было общепризнанное.
Вот так и идет этот процесс. Я как-то привел такой пример, что заслуга перестройки не Горбачеву принадлежит, как личности, а как раз она принадлежит тому огромному объему вот этих вот диссидентов, которые все это шевельнули. И не диссидентов явно выраженных, а диссидентских мнений, которые стали как гнев против существующих системоотношений накапливаться. Накопление всего этого приводит к решению пересмотра правовых норм.
Вернемся теперь к Америке. Насилие, которое до этого, насилием не считается, оно было, но насилием это никто не считал. Когда накапливается гнев невписывания в такое насилие, арабов ли это, или самой Америки, или в России, тогда идет накопление. Как только это накопление начинает объединяться, оно приобретает точно такую же политическую основу. Хлебороб не участвует ни в терроризме, ни в чем подобном.
Теперь вопрос, какая среда занимается продуктированием удовлетворенных межчеловеческих отношений? И какая среда потом сохраняет это все, даже тогда, когда идет неудовлетворение? Это политики. Значит определить эпицентр очень легко. Политики, когда приходят к власти, вживаются именно в эту форму отношений - они хлеб они уже не жнут, в магазинах в очередях не стоят. Ясно, что там, настаивая на жизненных процессах, может накапливаться гнев и отсюда требование пересмотра.
Россия в свое время называлась "международным жандармом". То есть правовые нормы, религиозные нормы, которые тогда были, давали возможность ввести свои войска куда угодно, в любую страну. Но уже с 1903 года появился разряд людей, которые мечтали, чтобы эти походы оказывались провальными, как война с Японией, например. Вот роль такого же "международного жандарма" в наше время взяла на себя Америка. Я в Америке жил. У них вся идеология, была идеологией не хуже, чем у Советского Союза. Все поставлено на преимуществах, на превосходствах, люди воспитаны в том же духе. Значит их форма существования дает им все основания вмешиваться в дела других. Бомбить Югославию например. Югославия очень далеко находится, Вьетнам очень далеко. Так вот начинается насилие, террор, который террором не называют. Возмущение, которое возникает от такого жандармизма, будет вспыхивать все чаще. Вся эта история печальная, которая произошла в Америке, это сигнал. Страдают простые люди и это будет иметь крупное продолжение на пересмотр международных норм.

Лотос:
Вы можете сказать, сколько времени займет этот пересмотр?

В. Ленский:
Поначалу созреет бунт, созреет вот это вот возмущение, а потом будет пересмотр в зависимости от количества реальных потерь. Поначалу те, кто является эпицентром, я имею ввиду руководители, политики, будут пытаться сохранить все как было. Но сопротивляемость с другой стороны наращивает конфликтную ситуацию. Это из сегодняшней формы отношений. Вот в Непале, например, было так. Если вступают в конфликт два рода, собираются на поле два принца, за ними строятся в ряд их войска и принцы между собою начинают сражаться. А войско наблюдает. Если принц один победил, автоматически победа переходит сюда. А народ не дерется. Вот если бы сейчас таким же образом политические лидеры на себе это все испытывали, то тогда проблемы, я думаю, решались бы значительно быстрее. А поскольку идет прикрытие за счет того, как на Руси говорили "когда дерутся паны, у холопов чубы трещат", или как говорили в Азии " когда дерутся два верблюда, между ними погибает ишак", то процесс затягивается.
Чувствительность государственных лбов к диалекте созревания момента позволяет все разрешить скоростным образом, либо затянуть. Я ведь по себе это все знаю, весь мир ведь объездил. И в Америке, жил, и в Индии, в Пакистане, в Израиле. Что такое террор мне понятно вот с какой стороны - не один террорист себя террористом не считает. Поэтому я говорил, что если есть сила, то человек себя террористом не считает, но и те, кто находится в противостоянии, в возмущении, они ведь тоже себя террористами не считают. Ведь сначала идет обоснование, интеллектуальное обоснование, затем идеологическое обоснование. Вот так появляется идеология, патриотизм. Вот так появляются фанатики. Фанатику совершить героический поступок - раз плюнуть. Он же себя героем считает. И со своей точки зрения он прав. Один человек это же не террорист еще. А когда они собираются в кучу, то появляется соответствующая идеология, обоснования, теории, настрой и все это разрастается. Что мы и можем наблюдать. Вспышки такого возмущения начинают переноситься в страны, которые диктуют свою волю. Возмущенные стараются применить те же самые приемы, которые применяли к ним. Например Югославию бомбили по месту их государственного центра, Ирак тоже. Отсюда методы таких же приемов, которые ускоряют события. Раньше таких приемов быть не могло.

Лотос:
Возможно ли развития без нарастания таких вот противостояний, катастроф?

В. Ленский:
Возможно. Но вообще-то все это закономерно. Не смотря на террор, который ко мне столько лет применяется, я еще не испачкался тем, чтобы начать кричать как обиженный, хотя насилие физиологических воздействий очень сильное. Я просто смотрю на это с позиций жизненности как таковой. Вот как революция состоялась? Все было: царская охранка, и то и другое. Но все равно ситуация созрела в виде гнева, как возмущение, как не вписывание в существующие нормы. Все это просто неизбежно. Никто никуда не денется от всех этих процессов.
Форма террора будет меняться, это понятно. Сейчас все смотрят на внешнюю форму террора: стрельнул, порезал, ударил, напугал. Пока не обращают внимания на такую прогрессирующую форму террора, как внутренняя: вирусы, отравления химическими летучими соединениями, электромагнитные процессы. Но как только все это прорвется, возмущение будет очень сильным.
Я уже давно книгу о терроризме спецслужб написал. Там есть такой пример. Когда еще форум в Таллинне проводился, там две тысячи людей было, там вирусы применялись спецслужбами. Написали Крючкову и Горбачеву протест. Получили такой удар молча, что утром весь совет, все исполнители просто с постелей не поднялись. У меня с тех времен таких фактов очень много накопилось. Так вот почему я не выпускаю эту книгу? А чтобы воду не мутить. Я надеюсь, что рано или поздно, сама ситуация созреет, появится какая-нибудь государственная мудрость. События сами заставляют смотреть с позиции жизненности и решать проблему не с позиции силовых приемов. Чем больше в зрелой ситуации наращивается силовой прием, тем больше опасность взрыва. Вот такого примерно как в Америке был.
Речь идет не о каком-то правительстве. Народ же это все сам негласно одобрил. Я имею ввиду насилие. Когда я был в Америке сам видел, как они относятся к насилию во Вьетнаме. Все очень просто - они имеют на это право, там это внушено. А вот вьетнамцы не имеют на это права. Но когда созревает уже жесткая необходимость, то приходится теснить свои старые понятия. Я ждал созревания такой ситуации, когда политические деятели, хочешь не хочешь, должны проявить политическую мудрость. А нет, так будет крах, будет война. Ну не уничтожить же всю Азию?

Лотос:
Можно ли как-то определить ту границу, после которой уже война?

В. Ленский:
Можно. Это зависит как раз от государственной мудрости, то есть не цепляния за традиционные алгоритмы. Приведу пример. Вот как только случился этот терракт в Америке, первое чувство у россиян какое? Сочувствие. Это натуральный, человеческий фактор. Но вот другая сторона сочувствия - подбадривание, продолжение такого же великодержавного насилия над слабыми, подбадривание политическое. Если только на это подбадривание политические деятели среагируют, то будет война. Я ведь в Азии жил долго. Азиаты - это особый народ. Их нельзя просчитывать интеллектуально. Это психологизм. Такой народ либо убить можно, либо полностью стереть, либо выходить с ними на компромисс. То есть устанавливать общие нормы. Это народы, которые всегда находились на грани выживания: пески, жара, нехватка воды и так далее. Поэтому у них не интеллектуальные обоснования на первом месте, а жизненная необходимость. И там где европеец раздумывать будет, азиат прет фанатично. Смерть, так смерть, все равно жизни не было. Кроме того у них есть из-за этого чувство большой солидарности, чего нет скажем здесь, в Москве. Если одного бить будут, другие будут смотреть, а потом выяснять, кто прав был, кто виноват. У азиатов такого нет - быстрое объединение без разборов, кто прав, кто виноват. И это, вообще-то, страшная сила. Я, когда о вакхабитах услышал, тогда этого слова еще никто не знал, сказал, что вакхабизм - это страшная сила, потому что у них идеология стоит за спиной, а идеология напрямую идет в психику, не через ум, и от сюда фанатизм, вплоть до смертности, и это очень сильно вдохновляет человека. Решение идет легко. Как в обычной жизни? Не покушал, шнурки не завязал, но это ерунда - главное вот оно. И тогда человек про всякие нужды забывает и думает только о главном. Вот этим и отличается Восток. А у нас как? Все должно пройти через интеллектуальные обоснования, там либо увязнет и заглохнет, либо выйдет в достаточно ограниченном и целевом малом. Вот так и происходит в Америке, в России, кстати, тоже.

Лотос:
Насколько отличаются сила недовольства в России и в Америке? Насколько возможны в России повторения американских событий в ближайшее время?

В. Ленский:
Вполне возможно. Тот идеальных ход, который изобрел Брежнев, сначала психушки, потом применение перспективных методов внутреннего поражения, все это временно можно списать. Если раньше я об этом вообще никому не говорил, даже родственникам, то теперь я сам уже слышу об этом со стороны других людей. Если раньше полагали, что это может быть инопланетяне, может быть сглаз дурной - такие утки спускали специально, то сейчас это все начинает приземляться к конкретному. Кстати, в Москве как-то эксперимент проводили, с какой скоростью распространяется по Москве какой-нибудь слух на щепетильно-острую тему. Так вот оказалось 45 минут. И вся Москва знает. Есть таки темы, когда не идет вопрос о линейной зависимости, а информационное поле нарастает очень резко. Вспомним хотя бы как шло нарастание во время революционного переворота. Шло нормально и вдруг - раз - отказ царя от власти, временное правительства - и все это не шло годами, через осмысление, а очень быстро. Вообще такие процессы происходят быстро.
Не зря я употребил такое словосочетание как "политическая мудрость". "Политическая мудрость" - это все время соответствует жизненным процессам, а не правилам. Правила всегда устанавливаются вчера и они могут уже не соответствовать тому, что происходит сегодня. Если такого свойства у политиков нет, то это крах. Неверие в правительство - это крах потрясающий. Это в первую очередь идет удар по психологии населения. И тогда обязательно будет пересмотр всех этих старых правил в пользу жизни.

Лотос:
Можно ли сказать, что происходит какой-то глобальный скачок в последнее время?

В. Ленский:
Пока нет. Я привел пример Брежнева, потом продолжение все это получило у Горбачева, как угнетали всеми этими методами. Ельцин, например, меня лично знал. Когда я жил у руководителя космических полетов Игоря Волка - он с Ельциным хорошо знаком был, в теннис вместе играли - тогда все, что я сейчас излагаю, еще преждевременно было. И вот тогда все эти методы еще дозволительны были, но сегодня уже нет. И не потому что я так хочу. Информация разрастается. Если раньше можно было о каких-то инопланетянах говорить, о стихиях каких-то, энергетике, то сейчас этот номер не пройдет. Я вот недавно "Комсомольскую Правду" открываю, так они там над уфологами шутят, издеваются, так же как уфологи по сей день над народом . Взяли сами на поле круги симметричные вымели, траву утоптали, примяли. Я, вообще-то, считаю, что круги такие - это испытания лазерные. Так вот, пригласили уфологов, самых известных и уфологи им говорят, да - это внеземная цивилизация, приборы показали. Когда парни им говорят, может быть это подделка какая-то - нет, говорят, вот тут жгутиковых нет, вот тут приборы фиксируют, мы же специалисты все таки. Я это говорю к тому, что уже идет сомнение в тех прикрывающих моментах, которые искусственно создавались. Информация становится близкой к раскрытию. Процессы ускорены. Во времена бомбежек Вьетнама еще нет, в во времена бомбежек Ирака уже приблизилось, во времена бомбежек Югославии еще больше приблизилось - вот так идет наращивание. Бомбежка - это сигнал, а для Азии это вдохновление.

Лотос:
Можно ли как-то ускорить этот процесс созревания какими-нибудь гуманными способами?

В. Ленский:
Дело в том, что процесс - это, так или иначе, процесс. Человек, который был до революции, он такой же - мало изменился физиологически. Вопрос идет о степени уменьшения патологии. Процесс все равно будет идти. Есть больной человек, а есть здоровый, но это все равно человек. Так же есть больное государство и есть здоровое. Но больное государство не будет считать себя не нужным, так же как больной человек не будет о себе считать, что ему пора уже не мешаться под ногами другим. В случае с государством вопрос идет о том, будут ли какие-то патологические правовые смещения, или нет. А это уже зависит от мозгов государственных, от тех, кто именно этим и занимается. До прессы это все, естественно, дойдет.

У меня методами спецслужб, то есть вот этого террора, убили в Казахстане брата и сестру. А тут в Москве убили маму моей жены. Это все научно, я замеры делал в момент поражений, там вирусы были, летучие соединения. Но вопрос идет о другом. Государство начинает болеть. Я написал Назарбаеву. Никакого ответа, только очередное насилие. Государственной мудрости не произошло. Возможно ситуация еще не созрела. Я еще раз повторю, царская охранка была очень могущественной, очень грамотной. А что такое из себя представляли возмущенные, безоружные социал-демократы? Да сколько их? Никто же не ожидал, точно так же, что произойдет развал Советского Союза. Столько умных людей было, коммунизм просматривали, исторический прогресс просматривали.
Не нужно думать, что если государство есть, то оно правое, правовое. Это все, конечно, хорошие слова, но нужно смотреть на жизненные процессы, нужно знать, что государство может болеть. А это психологизм людей. Я вот приехал только что в Москву и вижу, что лица светлеть стали. А раньше - серость, скачки, озлобленности, наращивание защитных реакций - какой после этого рост производительности, если народ ударить по психике? Вроде все есть, а государство в хвосте тянется. Ну почему в Литве, например, нефти своей нет, а после развала Советского Союза живут лучше? А я просто помню, как в момент вот этой политической реорганизации правительство не мешало народу жить - пусть побегают, заработают, пусть принесут себе, пусть растет благосостояние, не нужно мешать. Я считаю, что после этого перехода Литва прошла здоровой, а вот Россия болеет, Казахстан болеет. Это видать по народу, по психике. Но долго в страхе жить нельзя.

Лотос:
Что происходит?

В. Ленский:
Происходит сначала вписывание, привыкание, потом возмущение. Сначала вписывание - вот я вижу лица светлеют. Это хороший показатель. Привыкание к ситуации, которая свершена. Но если не будет на этот первый положительный всплеск созданного условия жизненного функционирования - будет возмущение. Так что психологический аут пошел. Я даже по жене своей помню, когда мы убежали в деревню от террористических насилий. И там козу нам отравили, она облысела в один день, до такой степени затравили. И вот у жены однажды появилось в тоне, что лучше б убили. Садизм такого рода ведет сначала к успокоению - вписыванию в эту ситуацию, потом идет резкое противостояние. И она мне сказала возвращаемся назад в Алма-Ату. А раз я вернулся в Алма-Ату, я, естественно, встал в активную форму, создал международные форумы, Ассоциацию ученых и интеллигенции.
Постепенно прорывается информация о различных методах террора. Этот процесс просто не остановить. Так вот в России, когда идет вот это вот посветление, дай бог, чтоб не обольстился никто. Этот сигнал был еще перед революцией. Сначала возмущение, стрельба народовольцев, покушение на царя и вдруг успокоение - а на самом деле создание такого блока очень четкого с идеологией вплоть до фанатизма.
Если говорить честно, то людям угнетенным лучше смерть, чем такая жизнь. Вот, например, меня сейчас пугать бесполезно, для меня смерть это как избавление от насилий, которые на меня идут. Ну скажут "мы тебя убьем", так я им большое спасибо скажу. И не скажут, что я фанатик, я же европейского склада ума у меня еще интеллектуальный блок: осмысление, осознания, понимание. А если бы я азиат был?

Лотос:
Если случится эта политическая мудрость в одних могущественных странах, а в других - тоже могущественных - не случится?

В. Ленский:
Россия уже делала уже такие ходы, Прямаков ездил в Ирак и некоторое время даже там была какая-то стабилизация. Даже я помню некоторое сглаживание в Чечне произошло, когда туда Лебедь ездил. Предрасположенность к этому в российском руководстве была и есть. Это характерно для русского человека идти путем согласования. Вообще раньше уважение такое к русским было не случайно. Очень контактность большая была, уважение других народов, других религий. Вот, например, казачьи поселения русских предпочитали абсолютно всем, то есть не было там никакого насилия. Казахи того поколения не знали своего родного казацкого языка. Русский для них было престижней. Почему? А по характеру русского человека. Но тут характер, к сожалению, выпихнут тем самым психологизмом, насилием. Незримая защитная реакция повышается, и характер начинает меняется. А вообще это в потенции, в характере это есть, я уже говорил, что российское государство может сделать такой позитивный, созидательный ход. И вроде правительство от силовых приемов начинает отходить, я имею ввиду грубых силовых, какие я наблюдаю в последнее время в мире. А если другие страны начнут делать такие же позитивные ходы как Россия… Россия ведь до сих пор пользуется достаточным политическим уважением. Вот я был в Индии там как-то началось такое - начали лить в газетах грязь на Россию, что там у нее валяются на улице нищие, голодные, больные - так индийский народ не среагировал никак. По-прежнему потрясающее уважение к русским людям. Поэтому Россия - это крупняк.
Если Америка перейдет на такие рельсы, то процесс может пойти позитивно, без патологий, с быстрым исходом. Правда я насчет Америки сомневаюсь… Если бы я там не жил, я бы может быть на какое-то мудрствование политическое надеялся, но я же там долго жил. Там было научно доказано применение всех этих насильственные методов вирусных, электромагнитных и тем не менее там настолько развита идеология безнаказанности, что там не скоро подвижка произойдет. А Россия прошла этап стресса. Битый народ всегда более чувствителен к жизненности и проблемам других людей. Народ заевшийся - менее чувствителен. Европа я думаю ближе к контактности. Они хорошо проходят этап "политической мудрости". Вроде бы не очень выгодно снимать границы, или вводить общую единицу исчисления, а вот идет и ничего в худшую сторону не изменилось.

Лотос:
Почему у многих народов так много в различных легендах апокалиптических мотивов?

В. Ленский:
Это характер. Я уже говорил о том, что никому не дано присутствовать на своей смерти. И клиническая смерть - это просто игра слов. Если человек жив, значит он не умер - просто впал в очень глубокое беспамятство. Поэтому у всех народов в кризисных ситуациях начинаются темы катастроф. Пока проблем крупных нет, идут темы решений мелких семейных проблем, социальных неурядиц. Но как только начинает нарастать кризис, нарастает глобальность. Так появляются глобалистические темы. Катастрофы - это характер этих людей. Если мы откроем Старый Завет, то найдем там много галюциногенных восприятий о глобальном конце, которого так и не свершилось, хотя предрекали его еще в тех далеких временах. Это подтверждение тому, что это состояние психологического тонуса. Вот пример приведу из истории Советского Союза. Как только дело к концу пошло, как только угнетание усилилось, появились диссиденты и тут же появились эзотерики. Лет 20 тому назад на них бы никто внимания не обратил, бредом бы это все считал, а тут появилось натяжение нехороших жизненных условий и появились темы упадничества: глобальные катастрофы, темы ядерной войны. Ко мне, как к президенту Ассоциации Ученых и Интеллигенции часто женщины подходили и говорили о том, что должна там-то атомная станция взорваться - вы, мол, меры примите - и там тоже должно что-то взорваться. И они уверены - это ведь психологическое состояние галлюцинирования, там все как истина идет.
Как только разрешается кризисный момент и идет жизненный подъем - идеологический, как правило, то сразу эти темы пропадают. Они больше никому не интересны, они скушны. Так что само по себе наращивание интереса к таким темам - это как симптом состояния общества.

Лотос:
Существует ли такая штука как пророчества? Что Настрадамус делал?

В. Ленский:
Она существует, но расценивать ее нужно так. Всегда различные страхи действуют как психологическая накачка. Если ты прорвешься через них и выживешь, то у тебя будет молодой, очень продуктивный всплеск. Вот приведу пример буддизма. "Мир полон страданий", - с этого сразу начинает Будда. Это же конец! Все уже. Но с этого все начинается и те, кто через это прорывается, как будто клиническую смерть прошли. Потом начинаются различные дополнительные ощущения, особые свойства, чудеса начинаются, то есть жизненный прирост. Поэтому все это не плохой симптом. Но он может быть как окончательно губительным, когда человек умирает, либо окончательно шизофреником становится, так и позитивным, когда у человека эти темы скатываются на то, что жизнь прекрасна и он получает тот же жизненный прирост.

Лотос:
Хотелось бы задать еще какое-то количество экспресс-вопросов с коротенькими ответами. Летал ли человек на Луну?

В. Ленский:
Ну американцы говорят, что летал и у Жуля Верна есть. То есть мы вопрос ставим так - насколько это достоверно? Из всех, кто сейчас вокруг нас, никто не летал на Луну, но многие верят, что на Луну летали, что Земля круглая, что есть галактики, звезды и даже наши собраться. Никто их не видел, не общался с ними - это все вопрос характера. Те, кто находится в сильной защитной реакции и воспринимают все через интеллект, то единственный шанс выживания для них - это обоснования. Если там будет набран убедительный блок пакета слов, то он допустит, что такое может быть. Если люди, которым наоборот хочется чего-то такого свеженького, и жизнь такая замечательная и много в жизни есть такого, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам. Это характер. И в этом характере достаточно просто сказать, что на Луне видели вашего согражданина россиянина. Так он не спросит, кто именно видел? Кто там еще был? Он просто поверит в это. Поэтому все доказательства - это характер.

Лотос:
Есть ли такое особое место как Бермудский треугольник.

В. Ленский:
Как характер я это допускаю. Что вот хорошо, что есть такое таинство и, как автор многополярности, я чудес насмотрелся и готов это все обосновать и в лабораторных условиях показать. Но как ученому, как другому совершенно характеру интеллектуального конструирования из пакета слов по четко определенным двухполярным законам, мне нужны экспериментальные доказательства и наблюдения таких же как я ученых. Для меня это все свершится лишь, когда это будет повторено, наблюдаемо, когда наберется достаточный пакет математической статистики от авторитетных наблюдателей. А что такое авторитетные наблюдатели? Это не из той категории людей, которые бы очень хотели, чтобы в мире были разные таинства, а тех, которых называют учеными - они уже вышли из тех фаз и характеров, но когда они скажут, то тогда да - есть, земля вертится.
Удовлетворить самого себя - это и есть доказательство. Одному нужно просто пожаловаться и он уже верит, другого достаточно просто оповестить и он уже готов поверить, а третьему нужно все обосновать - он тоже там не был - и все они будут верить. И все они на равных. И все это будут доказательства для одного, для другого и для третьего. У каждого свой язык. А язык - это психологизм и особое фазовое состояние. Поэтому наука - это характеры людей. Если кто-то, скажем, верит в существование электрона, то ведь никто его не нюхал и не щупал. Это просто созданные интеллектуальные построения, а эффекты, которые идут, так под них можно подвести другие интеллектуальные обоснования, например, многополярные, где какие условия, так себя и электрон ведет. Но для этого их опять убеждать надо, опять нужен пакет слов, конструирований и они опять не вкушая, не нюхая, скажут, что да - есть! Но свидетелем этого никто никогда не был. Поэтому свидетелем того, что, например, Земля круглая никто не был. Если скажут, что космонавтика тому свидетель, или магеланов путь, так это просто подтверждение желаемого. Я, например, когда занимался взрывными работами, экспериментально доказал, что на расстоянии трех энергетических длин объекта любой объект выглядит как круглый. Когда воспринимается энергетический процесс, то Земля будет выглядеть круглой, будь она на самом деле плоской, или будь она линейкой какой-нибудь. Ни магелановым путем не докажешь обратное, ни кораблем космическим.

Лотос:
А круглое Солнце и Луна?

В. Ленский:
Если есть четко определенное желание, характер, как основа, приемы существования в этом характере, то все обязательно найдет способы конформного существования в этом характере. Поэтому кто-то видит чертей, кто-то сатанизм всякий, сглазы, кто-то энергии и ощущает это все на своем здоровье. Такой человек показывает на самого себя и для него это - реальность. Это все натурально - человек болеет, страдает. А тот, кто находится в другом фазовом состоянии, как ученый, например, его это вообще никак не берет. Потому что нужно залезть в его сферу, в его фазовое состояние, набрать там адекватный ему инструмент и только тогда он скажет: "Вот это другой разговор!" Это и будет доказательство. Поэтому-то как выглядит Луна и Солнце зависит только от пакета инструментов, который данный характер использует. Например те, кто были до Птолемея считали Землю плоской. Просто они применили соответствующий инструмент. Если я, как автор многополярности, применю инструмент многополярный, то для меня это совсем не убедительно.

Лотос:
Василий Васильевич, можно ли через стенку пройти?

Да.

Лотос:
А как одежда через стенку проходит?

В. Ленский:
Очень просто. Объясню на примере лабораторном. Что такое пройти? Это значит на действительном (осязании, обонянии, зрении и слухе) свершится некоторый факт непроницаемости для зрения. Я приведу такой эксперимент, который Володе Окшину показывал, а затем профессору Гульницкому. Обычный объект, который проходит сквозь стену, мы не бежим пощупать с другой стороны. Вот я взял визуальный объект - речь идет о зрении. А зрение работает по закону двух троек: красный, зеленый, синий дают белый свет, своего рода бога дают, абсолют с позиции света, и желтый, пурпурный, голубой дают точно такую же тройку. Если рисовать, черное будет пятно, но все равно две тройки. Я создал локу из полей, из полярных состояний не двойственного, и не тройственного даже как для зрения, а девятизначного - мне так удобнее было и объект исчез из поля зрения. Его натурально нет.

Лотос:
А осязание?

В. Ленский:
Осязание воспитывается на близи с законами зрения. Зрение пока более перспективно, оно имеет 12 расчленений. А вот по меридианной системе, в концепции У-син, осязание расчленяется только гипотетически на 12 - может быть кто-то это разовьет и приблизится к зрению. Зрение как бы с позиции энергоинформационных связей более емкое. Позже я и по осязанию такие же чудеса показывал. Но это все рано человек. То есть я показал меру и границы человеческие. Если бы оказался рядом человек тренированный до 9 органов, он бы этот объект видел, он бы сказал, что он и никуда не исчезал. Как мы, скажем, глаза закрыли, но объект щупаем. Из зрения объект ушел, но другим органом воспринимается.
Люди поэтому представляют из себя как бы набор самого себя из внешних объектов. Это как бы кусочки наших ног, нашего зрения - автомобили, телевизоры и т.д. Значит в человеке более емкое есть, с большим коофициентом действия, если туда залезть. Поэтому я монастыри, которые этим занимаются, называю исследовательскими центрами, а тех, кто там обитает, я называю учеными. Это такие же ученые, но с биологических позиций самого человека. Если человек здесь создает визуально видимое из каких-то кусков металла, то почему человек сам из себя не может создать нечто подобное? Но в таком плане, если будет создано в технике что-то из 9 полярных состояний, то такой человек будет воспринимать и вершить то, что для других совсем не очевидно. Например, исчезнуть из поля зрения. Для меня после всех моих лабораторных исследования, это также убедительно, как для ученых электрон. Никакой мистики. А то, что человек в потенции может очень много иметь - это я насмотрелся, когда был в горах в Тянь Шане, в Тибетских, в Якутии у шаманов. В Индию как-то ездил, чтобы посмотреть на Сатья Саи Бабу, как он материализацией занимается - фокусничество все это или нет?

Лотос:
Ну и как? Фокусничество?

В. Ленский:
Если у меня характер и я в это верю, то все, что мне покажут, все это натуральное и действительное. Но если у меня характер ученого, то я же этим не удовлетворюсь - буду настаивать на том, чтобы это было повторяемым, устойчивым, в любых условиях, по запросу и сколько угодно раз. Он ведь на это не пойдет. Поэтому с позиции ученого - это афера.
Когда-то, в свое время таблетками из хлеба лечили. Было бы качественное состояние и вера, вот так же как у тех, кто к Саи Бабе ездит. Для них это реальность, они удивляются, куда ученые смотрят. А ученые там найти ничего не могут. И не найдут никогда и будут не правы. В своей области правы, а в соседней нет.

Лотос:
Почему, когда случается левитация, она случается всего на метр над землей? Почему человек не взлетает как шарик в небо?

В. Ленский:
Когда я был в Америке, они там на ягодицах скачут, сидя в позе лотоса на прорезиненном батуте. Они скачут, их фотографируют и там уже целая академия есть. Все это за левитацию воспринимают и исследуют это. Вопрос в том, о какой левитации речь идет? Если выход из двухполярности, то есть из гравитации - она все равно двухполярная - по закону Ньютона один объект притягивается к другому прямо пропорционально произведению и обратно пропорционально квадрату расстояния. Так вот, если закон этот нарушить и поставить в тройственное отношение, то все - выход из гравитации обеспечен. Так я подвешивал в пространстве кирпичи, куски мяса - главное, чтобы там электричества никакого не было. А то начнется опять, что там электростатика, одно, другое, третье - знаю я этих ученых. Хотя сам я - ученый. Ну а выход из гравитационного притяжения - это не антигравитация, это просто очередная соседняя лока.
Вот приведу открытие, которое сделал Шива в древности. Он берет тройственную ячейку, зрит ее, ощущает в области переносицы в глубине - так появляется это обозначение чакровое. А потом эту ячейку начинает реализовывать в своем организме и получает левитацию, то есть выход из гравитации. Но тройственной ячейкой, как я сейчас говорил, обладает зрение и свет. Масса фотона света равна нулю. Если полностью себя, всю массу пронизать этой энергоинформационной ячейкой насквозь, то человек будет подобен свету, то есть будет вышедшем из гравитации.

Лотос:
Светиться будет?

В. Ленский:
Будет светиться, только немного по другому, но светиться. Это я говорю о натуре, которую видел без всяких галлюцинаций. Я воспитан в западном обществе и скептик, может быть, поболее других. Попутно идут эффекты мгновенного исчезновения, пребывания сразу в нескольких точках пространства, как луч прожектора. Сейчас к этому подходят со стороны не только квантово-механических процессов, но и с позиций лазерных процессов. Но пока это двухполярная база попытки вылаза через суперпозицию. Но когда-нибудь к этому, я думаю, подойдут. И левитация будет нормой. Не с позиции, что человек теперь хуже. Скажем электричества раньше не было. Выделили его, используют его очень широко, но человек не изменился - электрическими зарядами не пользуется, как рыба есть такая скат - 1200 вольт напряжения. Самолет вот есть - человек летает, но левитировать не умеет. То есть никакого прогресса не случилось, как был в двухполярном блоке постановки себе граничных условий, так и остался. Как только снимет и приобретет в натуральных свойствах, а не в каких-то пониманиях о чакрах и меридианах, как только в науке пойдут не только двойственные процессы, так все эти чудеса будут достаточно простыми. Но, повторю, человек от этого может не измениться. Если на себе, то тогда другое дело. Но тогда этим надо владеть. А если будет так как у нас самолеты и электричество, то тогда ты этим можешь не владеть, но тогда кем ты был, тем и остался.

Лотос:
Были ли динозавры на Земле?

В. Ленский:
Это тема линейных процессов. Она от ума идет, от доказательств дарвинизма. Отсюда в это вера и как отражение обязательно будут процессы на линейность. А почему никто не думает о параллельных мирах? К примеру те же самые доказательства биологические и прочие и о том, что рядом существует параллельный мир и существует эффект мостика. Не по времени тянуть в линейность, а так, как будто существуют материалы и организмы, которые способны делать переход из одного мира в другой, в параллельный, когда все не во времени вытянуто - прошлое-будущее - а находится рядом. Поэтому сделать раскопку можно и доказать, что это все в параллельном мире находится: все эти мамонты и динозавры. И это все будет также верно, как у Дарвина и также ложно. Я все эти факты исторические могу создать и точно в такую же схему выстроить, где все эти параллельные миры существуют. Опять вопрос характера будет стоять. Тот, кто в линейности находится и только в ней - это же все мыслительные процессы, никто рядом с динозавром не жил и не обнимал его - а только по находкам, тот, кто вцепился только в такую схему, тот докажет, что были динозавры миллионы лет назад. Тот, кто сконструирует другую схему, для того может быть убедительно и это, и другое. А я проводил такие опыты. Брал все эти доказательства, всю аргументацию, которыми возраст устанавливается и доказывал, что никакого конфликта не будет найдено, если будет построено обоснование о параллельности миров.


 

 

 

назад к списку литературы

на главную страницу

 

 

Оригинал текста находится
в библиотеке Лотоса
http://ariom.narod.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Новости | Библиотека Лотоса | Почтовая рассылка | Журнал «Эзотера» | Форумы Лотоса | Календарь Событий | Ссылки


Лотос Давайте обсуждать и договариваться 1999-2017
Сайт Лотоса. Системы Развития Человека. Современная Эзотерика. И вот мы здесь :)
| Правообладателям
Модное: Твиттер Фейсбук Вконтакте Живой Журнал
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100