Сайт Лотоса » на главную страницу
домойFacebookTwitter

Энциклопедия
современной эзотерики

начало > Категоризация ...

А|Б|В|Г|Д|Е|Ж|З|И|Й|К|Л|М|Н|О|П|Р|С|Т|У|Ф|Х|Ц|Ч|Ш|Щ|Э|Ю|Я

Категоризация

(от греч. kategoria — высказывание; признак) — когнитивные процессы, обеспечивающие распознавание и выявление у объектов, событий и т.д. «прототипных» примеров понятий (категорий). Согласно общепринятым представлениям, наши понятия (концепты) суть ментальные репрезентации классов. Совокупность необходимых свойств, присущих объектам, объединенным в класс, образуют содержание (интенсионал) понятия, а объекты, к которым это понятие относится, — его объем (экстенсионал). Классический взгляд на понятия предполагает, что каждое свойство, образующее содержание понятия, является необходимым, а все они вместе — достаточными для его определения. Если взять, напр., понятие «холостяк», то с этой т.зр. его содержание включает в себя три решающих свойства: «мужчина», «взрослый человек» и «неженатый». Любое из этих свойств является необходимым — нельзя быть холостяком, будучи одновременно женщиной, или ребенком, или женатым мужчиной. В то же время в совокупности эти три свойства образуют условие достаточности — если кто-то является мужчиной, взрослым человеком и к тому же неженатым, то он должен быть холостяком. Такие свойства обычно рассматривают как существенные, т.к. они позволяют определить соответствующее понятие. Т.о., согласно классическому взгляду, объект будет категоризирован в качестве примера к.-л. понятия, если и только если ему присущи существенные признаки этого понятия.


Однако, как свидетельствуют проведенные еще в 1970-х гг. исследования эпистемологов, лингвистов и когнитивных психологов, такой классический подход к понятиям имеет весьма ограниченную ценность и не может служить универсальной основой для понимания многообразных процессов К., которые далеко не всегда сопряжены с выделением у объектов необходимых и достаточных свойств. Как оказалось, у неточных понятий (см.: Неточность), которые мы обычно используем в нашей повседневной жизни, не удается специфицировать существенные свойства. Напр., для понятий о различных животных и растениях, а также общих артефактов — «птица», «фрукт», «мебель», «автомобиль», «ложка» и т.д. — просто не существует никаких общепринятых фиксированных определений. Исследователям в дальнейшем удалось обнаружить, что структуры человеческого знания (и памяти) включают в себя, кроме всего прочего, также и определенного рода стереотипные образные репрезентации, получившие название прототипов, в которых фиксируются перцептивно выделяющиеся свойства некоторых типичных, «образцовых», наиболее «репрезентативных» примеров неточных понятий. В случае такого рода понятий эти свойства выступают как важнейший элемент их содержания. Но тогда меняется и сам смысл К.: К. объекта в качестве примера неточного понятия будет означать, что он достаточно схож с прототипом, т.е. что ему присуще определенное число свойств, совпадающих с аналогичными свойствами прототипа. Психологические тесты однозначно свидетельствуют, что К. более типичных, «прототипных» примеров понятий требует значительно меньше времени, чем К. менее типичных — напр. «яблоко» или «персик» категоризируются как случаи понятия «фрукт» быстрее, чем «изюм» или «винная ягода». Эти тесты также показывают, что типизация влияет не только на механизмы К., именования и памяти, но и на ряд др. ментальных процессов, включая дедуктивные и индуктивные рассуждения.


Наличие прототипов в содержании неточных понятий в целом хорошо согласуется с реальными особенностями повседневного мышления людей, которые часто думают и рассуждают более конкретно, чем этого требует ситуация. Видимо, некоторые наши ментальные операции, некоторые процессы обработки когнитивной информации требуют только конкретных репрезентаций, и потому одна из функций прототипов — запускать эти процессы. Именно поэтому К. неточных понятий оказывается для испытуемых делом гораздо более легким при наличии сходства конкретных примеров этих понятий с прототипами др. понятий (категорий), а не с абстрактными репрезентациями. Выявлено также немало случаев, когда использование неаналитических стратегий, способствующих запоминанию конкретных примеров, дает больший эффект и ведет к более точной К., чем это позволяют аналитические стратегии. Однако, как бы ни были полезны прототипные репрезентации неточных понятий для нашего повседневного мышления, необходимо все же учитывать их ограниченные возможности как средств обобщения и когнитивной экономии. Содержание практически любого понятия, конечно же, не исчерпывается типичными образцами, конкретными примерами; понятие — это всегда и некая абстрактная пропозициональная сущность, включенная в семантические сети, пакеты знаний и т.д. Специфические процессы К. неточных понятий проливают дополнительный свет на когнитивные механизмы взаимосвязи пространственно-образного и знаково-символического (логико-вербального) мышления, конкретное соотношение между которыми изменяется в ходе когнитивной эволюции.


Smith E.E., Medin D.L. Categories and Concepts. Cambridge, 1981.


И.П. Меркулов


Источник: «Философский энциклопедический словарь".
Используемые сокращения.


Мыслительная операция, направленная на формирование категорий как понятий, предельно обобщающих и классифицирующих результаты познавательной деятельности человека. В когнитивной психологии и лингвистике последних десятилетий классические представления о К. подверглись весьма радикальному пересмотру. Так, исследования Дж.Лакоффа?, Э.Рош, П.Кея, Б.Берлина и др. показали, что в результате обыденной, повседневной К. (отраженной, в частности, в языковой картине мира) формируются весьма специфические объединения, не вполне соответствующие логоцентрическим нормам платоновско-аристотелевской К. (см. Логоцентризм). Например, результаты К., зафиксированные в языковой картине мира австралийского племени дьирбал, могли бы, по выражению Дж.Лакоффа?, доставить удовольствие любому почитателю Борхеса: в языке дьирбал в одну категорию объединяются мужчины, кенгуру, большая часть змей, большая часть рыб, некоторые птицы и др.; во вторую категорию женщины, собаки, утконосы, некоторые змеи, некоторые рыбы, большая часть птиц и др.; в третью – съедобные фрукты, папоротники, мед, сигареты, вино и др.; наконец, четвертая категория формируется по остаточному принципу. При этом исследования когнитивистов продемонстрировали, что приведенная классификация отнюдь не является произвольной – она вполне мотивированна; ее специфичность объясняется тем, что наряду с логическими принципами К. она активно использует и другие, а именно принципы «повседневного опыта», «мифа и поверья» и «важной особенности». На первый взгляд все это может показаться всего лишь еще одной демонстрацией специфики «маргинальных» культур, не имеющей отношения к «западным» способам и нормам мышления. Но некоторые специфические отклонения от логоцентричных принципов К. были выявлены при исследовании языкового сознания носителей западной культуры. В частности, было продемонстрировано, что некоторые категории бытуют в сознании людей как гетерогенные образования, объединяющие члены с неравноправным статусом, т.е. не полностью повторяющимися признаками. Отдельные члены таких категорий обладают привилегированным положением; эти члены представляют собой прототипы, т.е. лучшие образцы своего класса, вокруг которых группируются остальные члены категории. Так, психолингвистические эксперименты показали, что люди расценивают малиновок, соловьев, воробьев и т.п. как более репрезентативных членов категории «птица», нежели утки, пингвины, орлы или страусы. Кроме того, вопреки классическим представлениям о равном статусе категориальных обобщений любого уровня, исследования когнитивистов продемонстрировали особую психологическую значимость так называемого «базового», т.е. среднего, уровня К. (например, обобщение на уровне «собака» более значимо для носителя языка, чем обобщение на низшем («охотничья собака») или высшем («домашнее животное») уровне): именно единицы базового уровня К. в первую очередь усваиваются детьми в процессе овладения языком (см. Социализация), образуют основу общеупотребительного словарного запаса языка, используются в нейтральных речевых контекстах и т.д. Таким образом, несмотря на то что для современной когнитивистики, вообще говоря, не характерно стремление эксплицитно связывать свои эвристические установки с какими-либо постулатами постмодерна, когнитивистская интерпретация К. оказывается явно созвучной постмодернистскому скепсису по отношению к представлениям о доминировании в человеческом мышлении принципов логоцентричности и строгой рациональности. (См. также Лингвистической относительности концепции, Язык, Универсалии.)


Е.Г. Задворная


Источник: «Новейший философский словарь".


Страницы, ссылающиеся на данную: К
НФСК
НФСПолноеСодержание
ФЭСК
ФЭСПолноеСодержание

Энциклопедия Современной Эзотерики: к началу


 

 

 


Новости | Библиотека Лотоса | Почтовая рассылка | Журнал «Эзотера» | Форумы Лотоса | Календарь Событий | Ссылки


Лотос Давайте обсуждать и договариваться 1999-2019
Сайт Лотоса. Системы Развития Человека. Современная Эзотерика. И вот мы здесь :)
| Правообладателям
Модное: Твиттер Фейсбук Вконтакте Живой Журнал
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100