Сайт Лотоса » на главную страницу
домойFacebookTwitter

Энциклопедия
современной эзотерики

начало > Комментарий ...

А|Б|В|Г|Д|Е|Ж|З|И|Й|К|Л|М|Н|О|П|Р|С|Т|У|Ф|Х|Ц|Ч|Ш|Щ|Э|Ю|Я

Комментарий

(от лат. commentarius — заметки, толкование; иногда К. назывался «схолиями», греч. scholia) — жанр филос. литературы, наиболее интенсивно разрабатываемый в эпохи господства авторитарного знания, основанного на истинах, данных в «откровении» и зафиксированных в «священном» тексте. В качестве такового выступают либо собственно сакральные тексты (Веды, Книги Ветхого и Нового Заветов, Талмуд, Коран и др.), либо тексты, которым приписывалось сакральное значение в рамках религиозных союзов, филос. школ, церковного предания. Преемственность культурной традиции обычно обеспечивается школой, для которой типично отношение «авторитетный текст (истина) — учитель (толкователь) — ученик». Поэтому в европейской традиции К. возникает одновременно с ин-том школы в период окончательного утверждения письменного характера греч. культуры в 6 в. до н.э., а угасает в 16 в. с утверждением новоевропейского университетского образования и науки, заменившей знание, исходящее от авторитета, знанием, опирающимся на эмпирические данные и рациональное доказательство. С 16 в. К. (в виде научного К.) сохраняет свое значение в отдельных областях гуманитарной науки, преимущественно ориентированной на нужды исторического исследования и школы.


У греков филос. К. возникает в пифагореизме: аллегорически толкуется гомеровский эпос как вместилище архаической мудрости и орфической литературы, в которой новые религиозные идеи выражались в традиционной эпической форме; К. развивается софистами, разработавшими жанр «вопросов» — толкования отдельных трудных или сомнительных мест авторитетного текста. Филос. К. достиг расцвета у комментаторов Платона и Аристотеля, сочинения которых, начиная с 1 в. до н.э., стали наиболее представительными текстами греч. философии. Образ антич. философии, созданный в К. последних ее веков, был единственным, который знала средневековая Европа; он в значительной степени определил восприятие античности арабо-мусульманской философией. К. к текстам Ветхого Завета (Септуагинты) писал Филон Александрийский, повлиявший на формирование традиции христианского К. Начиная с Ипполита и особенно Оригена, разработавшего теоретические основы христианской экзегетики, К. к ветхозаветным и новозаветным текстам стал одним из центральных жанров патристической литературы, которая в дальнейшем сама выступала в качестве объекта комментирования (напр., К. Максима Исповедника к сочинениям Псевдо-Дионисия Ареопагита). Священное Писание в сочетании с текстами Аристотеля — основной предмет схоластического К.; Библия, Аристотель, Платон и неоплатоники — таков круг авторитетных текстов для комментаторов-гуманистов, деятельность которых знаменует последний расцвет филос. К. в европейской традиции.


Geffcken J. Zur Entstchung und Wesen des griechischen wissen-schaftlichen Kommentars // Hermes. 1932. Bd 67; Untersteiner M. Problemi di filologia filosofica. Milano, 1980.


Источник: «Философский энциклопедический словарь".
Используемые сокращения.


Понятие, традиционная трактовка которого (как интерпретационной процедуры по отношению к тексту, результатом которой является другой текст – см. Текст) переосмыслена философией 20 в. в контексте постмодернистской концепции дискурса (см. Дискурс). К. трактуется постмодернизмом как принудительная интерпретационная процедура, насильственно пресекающая извне свободное семантическое самодвижение текста, – т.е. как типичная форма интерпретации, – в отличие от «экспериментации», предполагающей прослеживание всех спонтанных смыслопроявлений текста (см. Интерпретация, Экспериментация). Детальное исследование феномена К. предпринято Фуко в работе «Порядок дискурса» – в контексте сравнительного анализа традиционных и современных форм реализации дискурсивных практик. Согласно его оценке, именно К. выступает в контексте культуры западного образца тем социокультурным механизмом, посредством которого классическая традиция удерживает креативный потенциал дискурса в тех пределах, которые очерчиваются границами метафизически ориентированного мышления (см. Метафизика, Логоцентризм). К. оказывается феноменом, который одновременно и позволяет создать видимость выхода за границы комментируемого текста, и обеспечивает реальную невозможность пересечения этих границ: «комментарий предотвращает случайность дискурса тем, что принимает ее в расчет: он позволяет высказать нечто иное, чем сам комментируемый текст, но лишь при условии, что будет сказан и в некотором роде осуществлен сам этот текст». Таким образом, дискурс замыкается на себя, пресекая самую возможность семантической новизны в подлинном смысле этого слова: «открытая множественность, непредвиденная случайность оказываются благодаря принципу комментария перенесенными с того, что с риском для себя могло бы быть сказанным, – на число, форму, вид и обстоятельства повторения» (Фуко). Важнейшей функцией К. фактически выступает обеспечение повторяемости смысла, воспроизведение наличного семантического пространства в исходных (заданных мировоззренческими основаниями классической культуры – см. Универсалии) границах, – и необходимым инструментом реализации этой функции является, с точки зрения Фуко, нивелировка какой бы то ни было случайности в разворачивании дискурсивных актов (т.е. создание условий для того, чтобы в процессуальности дискурса неукоснительно действовал закон больших чисел). Как пишет Фуко, в культуре классического типа «комментарий ограничивал случайность дискурса такой игрой идентичностей, формой которой ... были повторение и тождественность». В этом контексте оказывается фальсифицированным самое понятие новизны применительно к феномену смысла, ибо, согласно правилам К., «новое не в том, что сказано, а в событии его возвращения». Согласно постмодернистской ретроспективе, социокультурные функции, во многом аналогичные функциям «принципа К.», исполнял в рамках классической традиции и «принцип автора», ограничивая своими рамками «ту же случайность игрой идентичности, формой которой являются индивидуальность и я» (см. Автор, «Смерть Автора»). По оценке Фуко, возможен также и принципиально иной тип детерминации дискурса (контроля над дискурсивными практиками), объективированный в феномене «дисциплины». В противоположность сложившимся в классической культуре формам ограничения, философия постмодернизма, напротив, ориентирована на выявление имманентного потенциала семантической самоорганизации дискурсивной среды, проявляющегося в креативности «случайности дискурса» (см. Нелинейных динамик теория).


М.А. Можейко


Источник: «Новейший философский словарь".


Страницы, ссылающиеся на данную: К
НФСК
НФСПолноеСодержание
ФЭСК
ФЭСПолноеСодержание

Энциклопедия Современной Эзотерики: к началу


 

 

 


Новости | Библиотека Лотоса | Почтовая рассылка | Журнал «Эзотера» | Форумы Лотоса | Календарь Событий | Ссылки


Лотос Давайте обсуждать и договариваться 1999-2019
Сайт Лотоса. Системы Развития Человека. Современная Эзотерика. И вот мы здесь :)
| Правообладателям
Модное: Твиттер Фейсбук Вконтакте Живой Журнал
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100