Сайт Лотоса » на главную страницу
домойFacebookTwitter

Энциклопедия
современной эзотерики

начало > Причинность ...

А|Б|В|Г|Д|Е|Ж|З|И|Й|К|Л|М|Н|О|П|Р|С|Т|У|Ф|Х|Ц|Ч|Ш|Щ|Э|Ю|Я

Причинность

(каузальность; от лат. causa — причина) — определенное внутреннее отношение между явлениями, такая их связь, при которой всякий раз за одним следует другое. Причина — это явление, вызывающее к жизни др. явление; результат действия причины — следствие.


В старину между стенами здания, подлежащего сносу, помещали прочный железный стержень и разводили под ним костер. От нагревания стержень удлинялся, распирал стены, и они разваливались. Нагревание здесь причина, расширение стержня — ее следствие.


Камень попадает в окно, и оно разлетается на осколки. Молния ударяет в дерево, оно раскалывается и обугливается. Во всех случаях одно явление (причина) вызывает, порождает, производит и т.п. др. явление — свое следствие.


Причина всегда предшествует во времени следствию. Сначала железо нагревается, а затем начинает расширяться. Окно раскалывается не до удара камня, а после него и т.д. Основываясь на этом очевидном свойстве П., человек всегда ищет причину интересующего его явления только среди тех явлений, которые предшествовали ему, и не обращает внимания на все, что случилось позднее.


Далее, причинная связь необходима: всякий раз, когда есть причина, неизбежно наступает и следствие. Вода при нормальном атмосферном давлении нагревается до 100°С, закипает и превращается в пар. Можно миллион раз нагревать воду до кипения, и она всегда будет переходить в пар. И если бы при миллион первом нагревании этого вдруг не произошло, мы должны были бы сказать, что между нагреванием воды и превращением ее в пар нет причинной связи.


Названных характеристик П., однако, недостаточно для отличения ее от связей др. типов.


Наступлению каждого явления предшествует бесконечное множество др. явлений. Но только одно из них может быть его причиной. Постоянное следование одного явления за др. не говорит еще, что предшествующее — причина последующего. Ночь всегда предшествует утру, а за утром неизменно наступает день. Но ночь — не причина утра, а утро — не причина дня. Как предостерегает лат. изречение: «После этого не значит вследствие этого».


Следствие обязательно наступает в случае реализации причины. Но причина, сверх того, порождает и обусловливает следствие. В этом — еще одна особенность причинной связи, отграничивающая ее от всех иных случаев постоянного следования одного явления за др. Без этой особенности причинную связь невозможно характеризовать однозначно. Без нее нельзя, в частности, отличить причину от повода, т.е. события, которое непосредственно предшествует др. событию, делает возможным его появление, но не порождает и не определяет его.


Допустим, что на нитке подвешен камень. Нитка разрезается, камень падает. Что является причиной падения? Ясно, что разрезание нитки — только повод, а причина — земное притяжение. Если бы камень лежал на поверхности или находился в состоянии невесомости, он, лишенный подвески, не упал бы.


Для причинной связи также характерно, что с изменением интенсивности, или силы действия, причины соответствующим образом меняется и интенсивность следствия.


П., наконец, всеобща. Нет и не может быть беспричинных явлений. Все в мире возникает только в результате действия определенных причин. Это — закон П., требующий естественного объяснения всех явлений природы и общества.


Эти особенности П. обусловливают специфическую ее черту: наличие причинной связи нельзя установить на основе только наблюдения.


Чтобы определить, какое из двух деревьев выше, мы сравниваем их и приходим к соответствующему заключению. Решая вопрос, является ли один человек братом др., мы изучаем их прошлое и пытаемся определить, имели ли они общих родителей. И в первом, и во втором случае нет необходимости рассматривать какие-то др. деревья и др. людей. Иначе обстоит дело с причинными связями. Предположим, мы видим, что камень летит к окну, ударяется об оконное стекло, и стекло раскалывается. Мы говорим, что удар камня был причиной разрушения стекла. Мы видели, как камень ударил в стекло, а стекло, как мы хорошо знаем, всегда раскалывается от сильного удара. Увидев летящий в окно камень, мы можем заранее предсказать, что произойдет. Но представим, что перед окном была прозрачная пластмассовая поверхность, и в тот момент, когда камень ударился о пластмассу, кто-то в доме, чтобы обмануть нас, незаметно разбил окно. В обычных ситуациях мы исключаем такой обман и уверенно говорим, что видели своими глазами причину разрушения стекла.


Этот упрощенный пример говорит о том, что о причинной связи нельзя судить только на основе наблюдения, относящегося к одному случаю. Необходимо сопоставление нескольких сходных случаев, а также знание того, что обычно происходит в соответствующих ситуациях.


Причину можно установить только на основе рассуждения. В логике разработаны определенные методы проведения таких рассуждений, получившие название принципов, или канонов, индукции. Первая формулировка этих принципов была дана еще в нач. 17 в. Ф. Бэконом. Систематически они были исследованы в 19 в. Дж.С. Миллем. Отсюда их наименование — «каноны (принципы) Бэкона — Милля».


Все принципы индукции опираются на рассмотренные выше свойства причинной связи. Каждое явление имеет причину, именно поэтому поиски ее не лишены смысла.


И. П. Никитина


---


Возникновение проблематики П. обязано человеческой способности задавать вопрос «почему?». Под причиной изначально понималось то, что способно породить нечто иное как следствие, а указание на причину давало объяснение следствию. Издавна представления о П. связывались с понятиями силы, власти, принуждения, необходимости, понимаемыми то в обыденно-профанном, то в возвышенно-сакральном смысле. Магия выступила исторически первой проблематизацией П.; для первобытного человека вопрос о причинах событий возникает лишь в экстраординарной ситуации, отклонение которой от обычного течения событий должно найти оправдание. Дж. Фрэзер объясняет магию переносом психологической ассоциации на причинную связь реальных драматических событий. Этот «кошмар причинности» (Х.Л. Борхес) находит разрешение в магической космологии, указывающей на тайные силы как источник аномальной ситуации. В мифологии и эпосе вопрос о причинах событий возникает преимущественно в трагических ситуациях (Эдип, Иов), и ответом служит указание на их сакральную обусловленность (роком, судьбой, Боже-


ственной волей). Для Платона область причин совпадает в сущности со сферой идей, порождающих чувственные вещи. Аристотелевская теория четырех причин (материальной, формальной, действующей и целевой) задавала в целом антич. и средневековую парадигму, нововременная механистическая картина мира оставила из этого набора лишь действующую причину.


Новый этап проблематизации П. связан с концепцией Д. Юма. Она и сегодня, по убеждению представителей аналитической философии, является основой для обсуждения этой проблемы. Юм пытался показать, что каузальность как необходимое отношение объективного порождения причиной следствия не обнаруживается в опыте, в котором не наблюдаются такие феномены, как «сила», «принуждение» или «необходимость». Человеческому представлению о П. соответствует в природе лишь регулярная последовательность сходных событий. Восходящая к Юму аналитическая «теория регулярности» утверждает, что одно событие Я является причиной события С тогда и только тогда, если а) события П и С имеют место; б) событие П имеет место раньше события С; в) всегда, когда имеет место Я-подобное событие, за ним следует С-подобное событие. Согласно Юму, наше представление о П. основано на опыте, но выходит за его пределы, поскольку всякое суждение об отдельной ситуации П. имеет общий характер, будучи основано на индукции, не являющейся формой необходимо-истинного вывода. Хотя понятие П. не может быть обосновано онтологически и логически, оно допускает психологическое оправдание того, почему определенные каузальные суждения рассматриваются как истинные: ожидание привычных последовательностей событий есть свойство человеческого ума, переносимое на природу. По Юму, общие принципы описания причинных событий не могут быть обоснованы именно в силу несовершенства индукции. Таковы причины универсальности (всякое явление имеет свою причину) и единообразия (одинаковые причины постоянно продуцируют одинаковые следствия) П. До сих пор нет единого мнения о приемлемости этих принципов.


Современная проблематика П. определяется следующими вопросами. Как следует анализировать понятие «П.»? Какова логическая форма причинных суждений? Каковы носители причинных связей — события или состояния? Чем отличаются актуально действующие причины от потенциальных причин, симптомов, условий и предпосылок? Как различить причинные и случайные регулярности? Каков онтологический статус причинных связей и каковы основания для выбора между их реалистической и антиреалистической интерпретацией? Что имеет более фундаментальный характер: каузальная связь или каузальные законы? Можно ли редуцировать каузальные связи и законы к индетерминистским ситуациям? Имеет ли П. направление? Как относятся между собой П. и время, П. и детерминизм, П. и объяснение?


Анализ П. в рамках теории деятельности обращается к антропологическим истокам представлений о П. Она определяется через термины «производить» и «препятствовать» (Г.Х. фон Вригт) и выступает как перенесение этих действий на неживую природу с помощью контрфактических высказываний.


Вероятностный анализ П. не связывает ее с детерминизмом; причина рассматривается как то, что делает следствие некоторым образом более вероятным. Для уточнения данной идеи вводятся понятия «позитивной статистической релевантности» (П. Суппес), «каузального процесса» (Г. Саймон) и используются контрфактические суждения о вероятности.


Новейшее развитие науки оживило дискуссии по проблеме П., в частности, в связи с вопросом об индетерминистской интерпретации квантовой механики, релятивистскими теориями пространства-времени и неравновесной термодинамикой.


Бом Д. Причинность и случайность в современной физике. М., 1959; Бунге М. Причинность. М., 1962; Свечников Г.А. Причинность и связь состояний в физике. М., 1971; Аскин А.Ф. Философский детерминизм. Саратов, 1974; Hume D. An Enquiry Concerning Human Understanding. L., 1748; Sup-pes P. A Probabilistic Theory of Causality. Amsterdam, 1970; Wright G.Y. von. Explanation and Understanding. Ithaca, 1971; Grunbaum A. Philosophical Problems of Space and Time. Dordrecht, 1973; Causation and Conditionals. Oxford, 1975; The Nature of Causation. Urbana; Chicago; London, 1976; Kausalitat. NeueTexte. Stuttgart, 1981; Stegmuller W. Erklarung, Begrundung, Kausalitat. Berlin; Heidelberg; New York, 1983; Salmon W.C. Scientific Explanation and the Causal Structure of the World. Princeton, 1984.


И. Т. Касавин


Источник: «Философский энциклопедический словарь".
Используемые сокращения.


Страницы, ссылающиеся на данную: П
ФЭСП
ФЭСПолноеСодержание

Энциклопедия Современной Эзотерики: к началу


 

 

 


Новости | Библиотека Лотоса | Почтовая рассылка | Журнал «Эзотера» | Форумы Лотоса | Календарь Событий | Ссылки


Лотос Давайте обсуждать и договариваться 1999-2019
Сайт Лотоса. Системы Развития Человека. Современная Эзотерика. И вот мы здесь :)
| Правообладателям
Модное: Твиттер Фейсбук Вконтакте Живой Журнал
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100