Сайт Лотоса » на главную страницу
домойFacebookTwitter

Энциклопедия
современной эзотерики

начало > Прогресс ...

А|Б|В|Г|Д|Е|Ж|З|И|Й|К|Л|М|Н|О|П|Р|С|Т|У|Ф|Х|Ц|Ч|Ш|Щ|Э|Ю|Я

Прогресс

(лат. progressus — движение вперед, успех) — направление поступательного развития, для которого характерен переход от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному.


Идея прогрессивного развития вошла в науку как секуляризованная версия христианской веры в провидение. В библейских чаяниях пророков нашел отражение образ будущего как священного, предопределенного и необратимого процесса развития человечества, ведомого божественной волей. Но истоки этой идеи можно обнаружить значительно раньше, в др.-греч. филос. традиции. Платон в «Законах» и Аристотель в «Политике» рассуждали о совершенствовании социально-политической организации, которая развивается от семьи и первобытной общины до греч. полиса (города-гос-ва).


Несколько позже, в Средние века, Р. Бэкон попытался использовать концепцию П. в идейной области. Он предположил, что научные знания, накапливаясь с течением времени, все более совершенствуются и обогащаются. И в этом смысле каждое новое поколение в науке способно видеть лучше и дальше своих предшественников. Широко известны сегодня слова Бернарда из Шартра: «Современные ученые — это карлики, стоящие на плечах гигантов».


В Новое время движущие силы П. начали усматривать в естествознании. Согласно Г. Спенсеру, П. в обществе, как и в природе, подчиняется всеобщему принципу эволюции — непрерывно возрастающей сложности внутренней организации и функционирования. Постепенно концепция П. распространилась на развитие всеобщей истории, внедрилась в литературу и искусство. Разнообразие социальных порядков в разных цивилизациях стали объяснять различием в стадиях прогрессивного развития. Была построена своеобразная «лестница П.», на вершине которой находятся самые развитые и цивилизованные зап. общества, а ниже на разных ступенях — др. культуры, в зависимости от уровня их развития. Концепция П. «вестернизировалась», положив начало «европоцентризму» и «америкоцентризму».


В Новейшее время решающую роль в прогрессивном развитии стали отводить человеку. М. Вебер подчеркнул всеобщую тенденцию рационализации в управлении общественными процессами, Э. Дюркгейм — тенденцию интеграции общества через «органическую солидарность», которая основана на взаимовыгодном и взаимодополнительном вкладе всех членов общества. Сегодня рубеж 19—20 вв. по праву называют «триумфом идеи П.», поскольку в это время дух романтического оптимизма сопровождал всеобщую уверенность в том, что наука и технология способны гарантировать непрерывное улучшение общественной жизни. В целом классическую концепцию П. можно представить как оптимистическую идею постепенного освобождения человечества от невежества и страха на пути ко все более высоким и рафинированным уровням цивилизации.


Предполагалось, что такое движение будет продолжаться в настоящем и будущем, невзирая на случайные отклонения. Было широко распространено убеждение в том, что П. можно сохранить на всех уровнях, во всех основных структурах общества и в результате достичь для всех полного процветания. Речь шла о наиболее полной реализации таких ценностей, как свобода, равенство, социальная справедливость и экономическое процветание. Классическая концепция опиралась на понятие необратимого линейного времени, где П. является положительно оцениваемой разницей между прошлым и настоящим или настоящим и будущим.


Среди критериев П. наиболее часто встречались: совершенствование религии (Августин, Ж. Бусе), рост научных знаний (Ж.А. Кондорсе, Д. Вико, О. Конт), справедливость и равенство (Т. Мор, Т. Кампанелла, К. Маркс), рост индивидуальной свободы в совокупности с развитием морали (И. Кант, Э. Дюркгейм), господство над природой (Г. Спенсер), развитие техники, индустриализация, урбанизация (К.А. Сен-Симон).


Однако после Первой мировой войны начали высказываться сомнения в прогрессивности общественного развития и появились идеи о побочных негативных эффектах социального развития. Одним из первых с критикой теории П. выступил Ф. Теннис. По его мнению, развитие общества от традиционного, общинного к современному, индустриальному не улучшило, а ухудшило условия человеческой жизни. Личные, непосредственные, первичные социальные связи традиционного общества были заменены безличными, опосредованными, вторичными, чисто инструментальными контактами современного социума.


После Второй мировой войны критика основных постулатов теории П. усилилась. Для многих стало очевидным, что П. в одной области приводит к неприятным побочным эффектам в другой. Развитие науки и техники, урбанизация, индустриализация, сопровождавшиеся загрязнением и разрушением окружающей среды, привели к экологическому кризису. Уверенность в необходимости неуклонного экономического и технического роста сменилась альтернативной идеей «пределов роста».


Ученые просчитали, что если уровень потребления в разных странах приблизится к зап. стандартам, то планета взорвется от экологической перегрузки. Концепция «золотого миллиарда», согласно которой обеспеченное существование на планете может быть гарантировано только для миллиарда человек из обеспеченных стран, окончательно подорвала основной постулат классической концепции П. — ориентацию на лучшее будущее для всего человечества. Господствующее долгое время убеждение в превосходстве того пути развития, по которому пошла зап. цивилизация, сменилось разочарованием.


Одновременно был нанесен мощный удар по утопическому мышлению, отражавшему идеализированные представления о лучшем обществе. Мировая система социализма стала последней из попыток практической реализации утопического видения мира. У человечества пока нет больше в запасе проектов, ориентированных на светлое будущее, «способных захватить человеческое воображение и мобилизовать коллективные действия (роль, которую так эффективно выполняли социалистические идеи); вместо этого мы имеем либо катастрофические пророчества, либо простые экстраполяции нынешних тенденций (как, напр., в теориях постиндустриального общества)» (П. Штомка).


Размышления о будущем идут сегодня в двух основных направлениях. Первое определяет воцарившийся пессимизм, рисующий мрачные образы дегенерации, разрушения и упадка. Разочарование в научно-технической рациональности привело к распространению иррационализма и мистицизма. Логике и рассудку все чаще противопоставляются интуиция, эмоции, сфера подсознательного. Радикальные постмодернистские концепции утверждают, что современная культура утратила надежные критерии отличия реальности от мифа, прекрасного от безобразного, порока от добродетели. Они подчеркивают, что мы вступили в эпоху «высшей свободы» — свободы от традиции, от морали, от П.


Второе направление определяют активные поиски новых концепций П., способных дать человечеству позитивные ориентиры на будущее и избавить его от необоснованных иллюзий. Постмодернистские концепции П. прежде всего отвергли традиционную версию теории развития с ее детерминизмом, фатализмом и финализмом. Большинство из них выбрало др., вероятностный подход к развитию общества и культуры. Р. Нисбет, И. Валлерстайн, А. Этциони, М. Арчер, У. Бакли в своих теоретических концепциях трактуют П. как возможный шанс на улучшение, который с определенной вероятностью может наступить, но может и пройти незамеченным.


При всем разнообразии подходов известных зап. социологов, все они опираются на принцип «конструктивизма», который стал теоретическим фундаментом постмодернизма. Задача сводится к тому, чтобы в нормальной повседневной деятельности людей найти движущие силы прогрессивного развития. Как замечает К. Лэш, «уверенность в том, что улучшения могут произойти только благодаря человеческим усилиям, обеспечивает решение загадки, которая в противном случае просто неразрешима».


Альтернативные концепции П., возникшие в русле теории деятельности, крайне абстрактны, апеллируют к «человеку вообще», мало интересуясь цивилизационными и культурными различиями. Здесь, в сущности, имеет место новый тип социальных утопий — кибернетическое конструирование идеальных социальных культур, рассматриваемых сквозь призму человеческой деятельности. Данные концепции возвращают человечеству позитивные ориентиры, веру в возможное прогрессивное развитие и называют — пусть на уровне высокой теории — условия и источники прогрессивного развития. Они не отвечают, однако, на главный вопрос: почему человек — «свободный для» и «свободный от» — иногда выбирает прогрессивное развитие и стремится к «активному обществу», но зачастую, напротив, ориентируется на разрушение и декаданс, что приводит к регрессу или стагнации. Опираясь на теорию деятельности, вряд ли возможно утверждать, что П. необходим обществу, поскольку нельзя доказать, захотят ли люди реализовать свою способность к созиданию в будущем. Ответа на эти вопросы не найти в кибернетике и теории систем, но на них всегда пытались ответить культура и религия. Поэтому альтернативой конструктивистскому модернизму в теории П. может сегодня стать социокультурный этикоцентризм.


Этикоцентричная концепция П. начала формироваться в рус. философии в 19 в., хотя ее истоки и предпосылки возникли значительно раньше. Самобытная рус. филос. традиция всегда была ареной борьбы межу западноевропейским абстрактным ratio и восточнохристианским, конкретным богочеловеческим Логосом. Рус. религиозно-философский ренессанс «серебряного века» стремился постигнуть иррациональные тайны космоса конкретным и живым разумом. Он во многом подготовил почву для формирования российской этикоцентричной циви-лизационной альтернативы зап. рациональным принципам жизнестроения.


В настоящее время, спустя целое столетие, российские философы возвращаются к наследию «серебряного века», пытаясь вновь услышать самобытные ритмы национальной культуры и перевести их на строгий язык науки. Изучение философии рус. космизма, философии всеединства, натурфилософского органицизма способно возродить традиции самобытной национальной культуры, рассматривающей общество не с позиций техноцентричной кибернетики, а с позиций культурной целостности. Российский цивилизационный синтез качественно отличается от зап. тем, что требует не нейтрализации культурно-ценностных измерений, а, напротив, их активизации.


По мнению A.С. Панарина, биоморфная модель познания открывает человеку образ живого космоса как органической целостности, пространство которого будит в нас мотивации высшего порядка, несовместимые с безответственно потребительским эгоизмом. Именно в живой природе, рассматривая ее не как мастерскую, а как храм, человек черпает созидательную энергию. При этом главным принципом преобразующей деятельности является предостерегающее: «Не навреди!»


В современной социальной науке назрела необходимость серьезного пересмотра основных принципов, ценностей и приоритетов. Она способна подсказать человечеству новые пути, если оно, в свою очередь, найдет в себе силы воспользоваться ими.


Панарин А.С. Философия политики. М., 1995; Ивин А.А. Философия теории. М., 2000.


И.А. Василенко


Источник: «Философский энциклопедический словарь".
Используемые сокращения.


Страницы, ссылающиеся на данную: П
ФЭСП
ФЭСПолноеСодержание

Энциклопедия Современной Эзотерики: к началу


 

 

 


Новости | Библиотека Лотоса | Почтовая рассылка | Журнал «Эзотера» | Форумы Лотоса | Календарь Событий | Ссылки


Лотос Давайте обсуждать и договариваться 1999-2019
Сайт Лотоса. Системы Развития Человека. Современная Эзотерика. И вот мы здесь :)
| Правообладателям
Модное: Твиттер Фейсбук Вконтакте Живой Журнал
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100